Аллергология легочная эозинофилия

Простая легочная эозинофилия (синдром Леффлера)

Определение. Простая легочная эозинофилия характеризуется появлением преходящих теней на рентгенограммах легких и небольшим повышением количества эозинофилов в крови. Симптомы очень умеренные, а могут и вообще отсутствовать. Болезнь, как правило, продолжается менее 2 недель и во всех случаях меньше месяца.

Этиология. Простая легочная эозинофилия была описана во многих странах. Вероятно, она вызывается транзиторной аллергической реакцией в альвеолах. Заподозрено большое количество аллергенов. Наиболее частой причиной из описанных являются аскариды. Они содержат большое количество веществ с выраженным аллергизирующим действием. Кожные пробы могут быть положительными, это состояние было воспроизведено у добровольцев [7]. Развитие этого заболевания также связывали с инвазией других червей, как-то, анкилостома, Trichiuris trichiura, свиной цепень и печеночная двуустка. Легочная эозинофилия может развиваться при применении ряда лекарств. Наиболее важным из них является парааминосалициловая кислота (ПАСК), и если сделать рентгенограмму грудной клетки при реакции гиперчувствительности к этому препарату с подъемом температуры или высыпаниями на коже, то можно увидеть летучие инфильтраты в легких [48]. Другие лекарства, вызывающие это состояние, это аспирин, пенициллин, нитрофурантоин и сульфаниламиды [15]. К различным аллергенам относится пыльца растений (таких, как бирючины, Ligustrum vulgare, полевой лилии, ландыша), существует также связь с вдыханием дыма, чувствительностью к яду плюща и контактом с никелем [7, 15]. Повышенное выделение гистамина с мочой было описано в одном случае гиперчувствительности к бирючине [13]; мы не располагаем сведениями о других таких исследованиях. Интересно, что высокое содержание иммуноглобулина Е (IgND), связанного с реагинами аллергических реакций, было найдено в Эфиопии у детей с высоким процентом заражения аскаридами [25].

Патологическая анатомия. Случайные биопсии или аутопсии умерших от других причин дали некоторые сведения об этом заболевании. Поражения легких состоят из неправильной формы очагов бронхопневмонии, которые при микроскопическом исследовании представляют собой альвеолярный экссудат с большим количеством эозинофилов. В некоторых случаях можно видеть гигантские клетки инородных тел. Хотя обычно нет признаков поражения сосудов, в 2 случаях наблюдалась периваскулярная инфильтрация лейкоцитами и небольшие тромбозы [7].

Клиническая картина (симптомы и признаки). Большинство случаев было выявлено при массовой флюорографии и протекало бессимптомно. Если есть симптомы, то кашель — самый частый из них. Он обычно незначительный, но может быть и тяжелым. Нередко мокроты не бывает вовсе, но когда она имеется, то может быть лимонно-желтого цвета, изредка окрашена кровью и часто содержит эозинофилы. Другие описанные симптомы включают недомогание, головную боль, катар верхних дыхательных путей, сенную лихорадку, ночные поты, боли за грудиной, локализованные боли в груди, так же как и другие аллергические проявления, например ангионевротический отек и поражение кожи ладони и подошв с образованием специфических пузырьков. Подъемы температуры зачастую отсутствуют, если они бывают, то обычно невысокие, и температура возвращается к нормальным цифрам в течение нескольких дней. В редких случаях описана высокая лихорадка. Очень часто при физикальном обследовании нет никаких отклонений, но могут встретиться небольшое укорочение перкуторного звука, ослабление дыхания или влажные хрипы. Симптомы и физикальные отклонения вскоре исчезают, обычно в течение 2 недель.

Рентгенологические данные. Рентгенологически тени в легких располагаются веерообразно, они в значительной степени гомогенны, но без четких границ. Они могут локализоваться в одном или в обоих легких, могут исчезать в одном участке и появляться в другом. Они могут быть небольшими или занимать почти все легочное поле. В редких случаях тени имеют очаговый или округлый вид. В большинстве случаев они исчезают через 6—12 дней и всегда — в течение месяца.

Обследование и диагноз. Количество лейкоцитов обычно нормально или находится на верхней границе нормы с относительно небольшой эозинофилией. Однако зарегистрированы случаи высокого лейкоцитоза — до 20 000 в 1 мм 3 с 25% и более эозинофилов. Усилия должны быть направлены на определение возможного аллергена, кал необходимо исследовать на наличие паразитов. Легочная миграция личинок аскарид, а значит, и проявления простой легочной эозинофилии могут развиться через 2 недели после заражения. Черви становятся взрослыми через 2 месяца и только тогда можно определить их яйца в экскрементах. В дальнейшем имеет смысл проводить повторные исследования фекалий через 2—3 месяца после развития симптомов.

Проблема диагноза возникает при обнаружении изменений на рентгенограмме грудной клетки. Основными заболеваниями, требующими дифференцирования, являются пневмония, инфаркт или туберкулез. Преходящий характер теней исключает наличие туберкулеза. Рецидивирующие тени в легком чаще вызываются инфарктом легкого, чем легочной эозинофилией, но последняя всегда предполагается, если в крови есть повышение числа эозинофилов. Единственным отличием легко протекающих пневмоний от легочной эозинофилии является отсутствие эозинофилии.

Лечение. Так как заболевание протекает легко, то обычно не нужно никакого специального лечения. Любая инвазия, разумеется, требует специфической терапии. Если симптомы сохраняются длительное время или резко выражены, может быть оправданным применение кортикостероидов.

Аллергология легочная эозинофилия

Избыток эозинофилов в крови, тканях или мокроте может наблюдаться при самых разнообразных заболеваниях легких. Действительно, время от времени публикуются отдельные случаи, в которых эозинофилия была обнаружена в сочетании почти с каждым из существующих видов легочной патологии. В настоящей главе мы разберем синдромы, для которых типично сочетание эозинофилии крови и патологии легких, т. е. измененной рентгенограммы грудной клетки.

Согласно традиционному смыслу, легочная эозинофилия означает синдромы, характеризуемые преходящими тенями на рентгенограммах грудной клетки вместе с эозинофилией крови. Часто имеется также эозинофилия мокроты как косвенное проявление тканевой эозинофилии. Это определение вполне подходит для острых случаев, однако сейчас известно, что нередко, особенно при бронхолегочном аспергиллезе и некоторых медикаментозных реакциях, возможны более хронические изменения и па рентгенограммах имеются постоянные отклонения от нормы. Мы будем обсуждать и эти синдромы.

Crofton и соавт. (1952) перечислили некоторые из многочисленных причин легочной эозинофилии, обсудили их разнообразные клинические признаки у 16 больных, а также рассмотрели еще 450 случаев, описанных в литературе, появившейся к тому времени. Reeder и Goodrich (1952) в США описали синдром ЛИЭ (легочная инфильтрация с эозипофилией) у 4 больных и отметили, что в ряде случаев этиологический агент не удается распознать, a Lift (1969) опубликовал обзор на эту тему. Hinson и соавт. (1952) указывали, что важной причиной синдрома может быть A. fumigatus.

Ввиду выраженных изменений как альвеол, так и бронхиальной стенки появился широко распространенный и правильный термин «бронхолегочный аспергиллез» [Hinson et al., 1952; Handerson, 1.968; McCarthy, Pepys, 1971]. Corrington и соавт. (1969) рассматривают патологические изменения при хронической эозинофилыюй пневмонии.

Клиническая классификация легочных эозинофилий: легочная эозинофилия при астме и без астмы. Эта классификация подчеркивает два момента: во-первых, легочная эозинофилия встречается при астме и без нее, и, во-вторых, в обеих группах насчитывается ряд известных и весьма разнообразных причин экзогенной легочной эози-нофилии (например, гельминты, грибы, особенно A. fumigatus и медикаменты).

Напротив, криптогенная легочная эозинофилия [McCarthy, Pepys, 1973; Turner-Warwick et al., 1976] может иметь место как при астме, так и без нее, но согласно самому ее определению причины установить невозможно. Однако теперь в этой категории были открыты некоторые важные иммунологические особенности.

Эозинофилии лёгочные

Общее название нескольких синдромов и болезней, обязательными признаками которых являются летучие или персистирующие легочные инфильтраты и высокое содержание эозинофилов в периферической крови: для определенной патологии, кроме того, характерно сочетание с бронхиальной астмой или обструктивным синдромом. Различают Леффлера синдром (простую легочную эозинофилию), аллергический бронхолегочный аспергиллез, тропическую эозинофилию, некоторые виды эозинофильных васкулитов.

Аллергический бронхолегочный аспергиллез — аллергическое поражение бронхов и легких, вызываемое грибками рода Aspergillus (чаще Aspergillus fumigatus) у больных атопической бронхиальной астмой (Бронхиальная астма). Споры Aspergillus fumigatus попадают с вдыхаемым воздухом в крупные бронхи, где происходит неинвазивный рост грибков, вызывающих аллергическое воспаление.

Заболевание чаще начинается остро, преимущественно в сырое холодное время года с повышения температуры тела до субфебрильных или фебрильных цифр, затем появляется или усиливается кашель с выделением слизисто-гнойной мокроты, иногда с примесью крови и коричневатыми образованиями в форме слепков бронхов (мицелий грибка). Отмечаются жалобы на боли в грудной клетке, выраженную общую слабость, недомогание; проявления астмы, как правило, усугубляются. Выявляются бледность кожи и признаки интоксикации. При физикальном обследовании помимо симптомов, характерных для бронхиальной астмы в фазе обострения, примерно в половине случаев определяют участки притупления перкуторного звука, над которыми выслушиваются мелкопузырчатые влажные хрипы.

Рентгенологически обнаруживают единичные или множественные легочные инфильтраты (чаще в верхних отделах легких) различной величины (иногда занимают половину легкого). При бронхоскопии у длительно болеющих выявляются так называемые центральные бронхоэктазы в крупных и средних бронхах.

В периферической крови отмечается эозинофилия (свыше 20%), возможны умеренный лейкоцитоз и увеличенная СОЭ. В мокроте преобладают эозинофилы, часто обнаруживаются элементы мицелия грибка. Практически у всех больных при проведении кожных тестов с экстрактом из Aspergillus fumigatus определяют типичную реакцию по немедленному типу. Положительные внутрикожные тесты у большинства больных выражаются двумя типами реакций — немедленной и поздней; последняя появляется через 4—6 ч, достигает максимума через 8 ч (в виде отека, гиперемии, воспаления и иногда некроза в центре места введения аллергена).

Содержание общего lgE в сыворотке крови больных аллергическим бронхолегочным аспергиллезом, как правило, превышает таковое при атопической бронхиальной астме и нередко составляет 1000 ME и более. В периоды относительной ремиссии заболевания содержание lgE снижается, в фазе эозинофильных инфильтратов вновь резко повышается.

Локализация инфильтратов в верхних долях легких в сочетании с субфебрилитетом заставляют дифференцировать аллергический бронхолегочный аспергиллез с туберкулезом легких (см. Туберкулез органов дыхания (Туберкулёз органов дыхания)). В пользу первого свидетельствуют высокая эозинофилия периферической крови, а также положительные кожные тесты с экстрактом из Aspergillus fumigatus и выявление специфических lgE- и lgE-антител. Дифференциальный диагноз с хроническим Бронхитом основывается на тех же признаках, а также на типичной для аллергического бронхолегочного аспергиллеза проксимальной локализации бронхоэктазов.

Лечебные мероприятия направлены на уничтожение или снижение иммунопатологических свойств возбудителя, изменение степени сенсибилизации организма и уменьшение активности аллергического процесса. Описаны случаи успешного применения амфотерицина В, перспективным антимикотическим препаратом является низорал. Для подавления активности аллергического воспаления используют глюкокортикостероиды длительными курсами (до 3 месяцев). В фазе обострения назначают преднизолон по 0,5 мг/кг с постепенным снижением суточной дозы до полной отмены препарата. Применение ингаляционных форм глюкокортикостероидов приводит к учащению рецидивов болезни. Обязательна муколитическая терапия. Лечение бронхиальной астмы проводится обычными методами.

Заболевание даже при своевременной диагностике и адекватном лечении, как правило, приобретает хроническое течение. Тяжесть астмы усугубляется, часто повторяются подъемы температуры тела, больных постоянно беспокоит кашель со слизисто-гнойной мокротой, несвойственной неосложненной атопической бронхиальной астме, рецидивируют эозинофильные инфильтраты, в периоды относительной ремиссии патологического процесса сохраняется высокая эозинофилия. При длительном течении аллергического бронхолегочного аспергиллеза формируются перибронхиальный и очаговый Пневмосклероз, узелковые уплотнения легочной ткани, центральные ателектазы, легочное сердце (Лёгочное сердце).

Профилактика заключается в ограничении контакта больных бронхиальной астмой с сырыми гниющими органическими веществами, поддержании низкой влажности в жилых помещениях, т.к. высокая влажность способствует массивному росту Aspergillus fumigatus. Не рекомендуется проживание больных бронхиальной астмой в местностях с влажным климатом.

Тропическая эозинофилия вызывается филяриями, преимущественно видов Wuchereria bancrofti и Brugia malayi. Клинически характеризуется кашлем, повышением температуры тела, общей слабостью, похуданием, иногда приступами удушья. В анализах крови определяются лейкоцитоз до 50․10 9 /л и очень высокая эозинофилия (80—90%). При рентгенологическом обследовании в легких обнаруживаются множественные мелкие тени, что напоминает картину милиарного туберкулеза. Легочные инфильтраты сохраняются долго, иногда в течение нескольких месяцев. Эффективно лечение диэтилкарбамазином.

Астматический вариант узелкового периартериита начинается с типичных проявлений бронхиальной астмы без признаков атопии. Астма, как правило, имеет черты тяжелого течения с частыми подъемами температуры тела и значительной эозинофилией крови. Затем присоединяются рецидивирующие легочные инфильтраты, появление которых сопровождается высокой лихорадкой и эозинофильным лейкоцитозом (содержание эозинофилов в периферической крови до 80—90%). Инфильтраты держатся длительно и обычно не разрешаются до назначения глюкокортикостероидов. Период астматических проявлений может продолжаться несколько лет до генерализации процесса с характерной для периартериита узелкового (Периартрит) полисистемностью проявлений — поражениями почек, центральной и периферической нервной систем, органов брюшной полости с типичными болевыми кризами. Часто выявляются кожные проявления в виде эритемы, папулезных элементов, пурпуры, а также узелков, расположенных в коже или подкожной клетчатке. Тяжелое поражение суставов возникает редко, чаще наблюдаются артралгии. Характерно, что в периоде генерализации и нарастания тяжести заболевания течение бронхиальной астмы становится более легким, в терминальной фазе она, как правило, вообще исчезает.

Описаны близкие к астматической форме узелкового периартериита синдромы с относительно благоприятным течением, продолжающиеся много лет, диагноз которых в фазе изолированных астматических проявлений практически невозможен. Заподозрить астматический дебют узелкового периартериита можно при наличии у больных частых необоснованных подъемов температуры тела, относительно высокой эозинофилии, увеличенной СОЭ. В периоде эозинофильных легочных инфильтратов диагноз становится более вероятным, генерализация процесса делает его очевидным. Помогает в постановке диагноза гистологическое исследование биоптатов кожных узелков.

Лечение заболевания в фазе астмы проводится обычными методами — назначают бронхоспазмолитики, кромолин-натрий, ингаляционные стероиды. Необоснованное использование антибактериальных препаратов может обусловить быстрое прогрессирование болезни. В стадии эозинофильных инфильтратов показано систематическое применение глюкокортикостероидов, дозы которых регулируются в зависимости от фазы болезни (в фазе обострения показаны большие дозы — до 100 мг преднизолона в сутки внутрь, поддерживающие дозы — до 30 мг). Эффективно применение глюкокортикостероидов в сочетании с иммунодепрессантами (меркаптопурином, метотрексатом).

Прогноз астматического варианта узелкового периартериита неблагоприятный, хотя при рано начатом лечении глюкокортикостероидными гормонами удается продлить жизнь больных.

Библиогр.: Бронхиальная астма, пер. с англ., под ред. М.Э. Гершвина, с. 289, М., 1984; Клиническая иммунология и аллергология, под ред. Л. Йегера, т. 3, с. 180, М., 1990; Тернер-Уорвик М., Иммунология легких, пер. с англ., с. 115, М., 1982.

Легочные эозинофилии: виды, лечение

Легочные эозинофилии (pulmonary infiltrationwith eosinophilia) – это группа патологических состояний легких, которая характеризуется наличием гиперэозинофильного синдрома (ГЭС). Эти заболевания встречаются в общей практике врача довольно часто. Гиперэозинофильный синдром – это комплекс симптомов, при котором наблюдаются гиперэозинофилия крови (выше 1,5*10 9 ∕л), тканевая гиперэозинофилия легких, эозинофилия мокроты, плеврального пунктата и смыва с мелких бронхов и альвеол.

Группами риска являются больные, имеющие в анамнезе следующие заболевания:

  • аллергические реакции различной этиологии (поллинозы, бронхиальная астма, непереносимость лекарственных препаратов и т.д.);
  • гематологические патологии (анемия Фанкони, лимфогранулематоз, иммунодефицитные синдромы, лейкозы);
  • злокачественные новообразования;
  • малярия, гельминтозы;
  • поражения внутренних органов (кожные заболевания, васкулиты, ревматические заболевания и коллагенозы, патологические состояния сердца, легких, печени, органов желудочно-кишечного тракта, центральной нервной системы).

Важное значение также имеет отягощенность наследственного анамнеза.

По количеству эозинофилов в лейкоцитарной формуле периферической крови различают три степени эозинофилии:

  • до 20% — незначительная;
  • 20-50% — умеренная;
  • свыше 50% — выраженная.

В зависимости от этиологического фактора, легочные эозинофилии разделяют на первичные и вторичные. Различают такие клинические формы легочных эозинофилий (классификация по A. Fischman):

  1. паразитарные эозинофильные пневмонии;
  2. лекарственные эозинофилии;
  3. эозинофильная пневмония:
  • с бронхообструктивным синдромом;
  • с системными проявлениями;
  • неясной этиологии.

Для лекарственной легочной эозинофилии характерно:

  • 10-25% эозинофилов в лейкоцитарной формуле анализа крови;
  • повреждение тканей;
  • длительное лечение антибиотиками (особенно пенициллином), нитрофуранами, сульфаниламидами, витаминами группы В.

При воздействии некоторых лекарственных средств возможны следующие изменения паренхимы легких:

  • фиброзирующий альвеолит (цитостатики, ганглиоблокаторы, нитрофураны);
  • некардиогенный отек легких (ДОКСА, ртутные диуретики, галоперидол, пенициллин, салицилаты, барбитураты, опиаты);
  • синдром Гудпасчера (D-пеницилламин);
  • фосфолипидоз легких (аммиодарон);
  • облитерирующий бронхиолит (сульфосалазин, D-пеницилламин);
  • нарушение кровоснабжения легких (прогестины, контрастные вещества, пероральные контрацептивы, диуретики).

Простая эозинофильная пневмония (синдром Леффлера) характеризуется наличием «летучих» инфильтратов, которые разрешаются обычно самостоятельно. Обнаруживаются они лишь на обзорной рентгенограмме органов грудной клетки. Причиной развития такой пневмонии зачастую бывают паразитарные инвазии. К этиологическим факторам синдрома Леффлера относятся:

  • сенсибилизация к грибковым антигенам или аллергенам цветочной пыльцы;
  • гельминтозы (анкилостомоз, аскаридоз, шистосомоз, стронгилоидоз);
  • аллергия на лекарственные и пищевые аллергены;
  • «никелевые» инфильтраты, появление которых связано с профессиональной деятельностью.

Клинически синдром Леффлера проявляется следующими симптомами: сухим кашлем (редко выделяется кровавая, вязкая мокрота), болезненными ощущениями в области трахеи. На рентгене определяются округлой формы инфильтраты диаметром до нескольких сантиметров. Процесс бывает двусторонним. Инфильтраты могут саморазрешаться, не оставляя после себя рубцов. В анализе крови выявляют эозинофилию свыше 10%, повышение уровня иммуноглобулина Е.

НИЖЕ ПРЕДСТАВЛЕНЫ ЛУЧШИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ ВАШЕГО РЕГИОНЫ

Исход заболевания благоприятный при устранении причины возникновения.

Острая эозинофильная пневмония отличается тяжелым течением, бактериальной легочной деструкцией, развитием признаков недостаточности легких, респираторным дистресс-синдромом, эозинофилией свыше 40% в жидкости бронхоальвеолярного лаважа. Клинически характеризуется острым началом (до 5 дней), признаками недостаточности легких, которая требует респираторной поддержки, а также болью в груди, повышением температуры тела, миалгией. При аускультации легких определяется ослабленное везикулярное дыхание, хрипы. На рентгенограмме отмечают наличие интенсивных инфильтратов смешанной природы. В анализе крови выявляется эозинофилия до 15%, в бронхоальвеолярном смыве эозинофилия свыше 40%.

Исход заболевания благоприятный при назначении глюкокортикостероидов.

Хроническая эозинофильная пневмония сходна с синдромом Леффлера, отличается временем существования инфильтратов свыше 4 недель и их рецидивированием. Клиника характеризуется наличием интоксикации, длительной лихорадки, уменьшения массы тела, высокой эозинофилии крови, инфильтратов в легких и выпотом в плевральной полости. Исход заболевания благоприятный.

Для лечения используют глюкокортикостероиды (4-6недель), противомикотические препараты, дегельментизацию.

Идиопатический гиперэозинофильный синдром отличается полиорганным поражением (инфильтрация эозинофилами) и длительной гиперэозинофилией в крови.

Для диагностики имеет значение:

  • эозинофилия на протяжении более полугода;
  • отсутствие аллергий и паразитарных инвазий;
  • преобладание симптомов полиорганного поражения.

Клинически начало заболевания острое или подострое, характеризуется уменьшением массы тела, анорексией, абдоминальной болью, непродуктивным кашлем, венозным тромбообразованием, потливостью в ночное время, лихорадкой и зудом кожи. Позднее проявляется синдром полиорганного поражения: инфильтраты в легких, выпот в плевральной полости, сердечная недостаточность, гепатоспленомегалия, нарушения ЦНС. В анализе крови выявляются анемия, лейкоцитоз с гиперэозинофилией, иногда тромбоцитопения. При исследовании костного мозга определяется гиперплазия эозинофильного ростка.

Для лечения применяют глюкокортикостероиды, интерферон, циклоспорин, а также хирургическое вмешательство на поврежденных сосудах. Специфическая терапия показана при условии выявления полиорганного поражения, в иных случаях нужно вести наблюдение больного. Исход заболевания неблагоприятный, летальность 75% через 3 года от начала заболевания.

Аллергический бронхопульмональный аспергиллез – патологическое состояние легких, вызванное плесневым грибом рода Aspergillus. Способствуют развитию заболевания отсутствие полноценного питания, частое переутомление, продолжительное применение гормональных, антибактериальных, цитостатических препаратов, радиотерапия, а также такие заболевания как: туберкулез, сахарный диабет, гематологические заболевания, новообразования, деструктивное поражение легких. Характеризуется частыми обострениями, развитием бронхоэктазов и слизистых пробок, длительной обструкцией дыхательных путей, симптомами рецидивирующей инфекции. Клинически наблюдается повышение температуры тела, гиперэозинофилия в крови, мокроте, выявление в мокроте колоний гриба, определение повышенного содержания IgE и специфических АТ к грибу.

Для лечения применяют противогрибковые антибиотики (кетоконазол, амфотерицин В, флуцитозин, амфоглюкамин). Препараты используют ингаляционно, трансбронхиально, трансторакально, аэрозольно. Также назначают препараты йода, преднизолон, эуфиллин, оперативное лечение.

Легочные эозинофилии

Лёгочные эозинофилии — группа заболеваний, характеризующихся накоплением в ткани лёгкого и в дыхательных путях эозинофильных гранулоцитов (эозинофилов). Легочные эозинофилии впервые описаны W. Loffler в 1932 г. Наиболее частыми причинами их возникновения являются гельминтозы, микозы и реакции на медикаменты. Выраженность клинической картины варьирует от бессимптомных «летучих» инфильтратов в лёгких, до угрожающих состояний — тяжёлой дыхательной недостаточности и множественных поражений других органов. Эозинофильные гранулоциты образуются в костном мозге и циркулируют в крови около суток, далее распределяются в тканях организма, а через 10 дней подвергаются апоптозу (самоуничтожению). Эозинофилы участвуют в воспалительных процессах, в процессе фагоцитоза. Нормальное содержание эозинофилов в крови человека — 0,05-0,25х10 9 /л (1-5% лейкоцитов), в БАЛ (бронхо-альвеолярный лаваж) здоровых людей отсутствуют. Наряду с накоплением эозинофилов в лёгких обычно происходит увеличение их содержания в крови >1х10 9 /л и в БАЛ до 25% и более.

Простая лёгочная эозинофилия (синдром Лёффлера) может ассоциироваться с гельминтозами (глистами), микозами (грибковыми заболеваниями), сенсибилизацией к растительным и пищевым аллергенам, приёмом медикаментов, воздействием соединений никеля. Симптомы заболевания (кашель, свистящее дыхание, повышение температуры тела) слабо выражены, сохраняются в течение нескольких дней либо отсутствуют вовсе. Заболевание характеризуется наличием мигрирующих инфильтратов в лёгких на рентгенограммах, выраженной эозинофилией (до 22х10 9 /л), сохраняющейся несколько недель и наличием эозинофилов в БАЛ. Признаки васкулита, гранулематоза, некроза отсутствуют. При гельминтнозной этиологии процесса необходимо исследование мокроты и кала.

Острая эозинофильная пневмония — может быть идиопатической (без установленной причины), либо ассоциированной со СПИДом, приёмом медикаментов, ингаляцией бытовых и промышленных поллютантов (продукты жизнедеятельности человека токсического характера), табачного дыма. Чаще всего развивается у мужчин 20-30 лет. Характеризуется острым началом с лихорадкой, выраженной одышкой, кашлем без мокроты. В тяжёлых случаях возможно развитие дыхательной недостаточности. На рентгенограммах, на КТ легких определяется диффузная инфильтрация с обеих сторон. Эозинофилия в крови часто отсутствует, но всегда обнаруживается в БАЛ.

Диагностические признаки идиопатической острой эозинофильной пневмонии:

  • отсутствие инфекции или какой-либо другой причины заболевания;
  • острое начало;
  • диффузные инфильтративные изменения в обоих лёгких;
  • гипоксемия (малое содержание кислорода в крови);
  • лёгочная эозинофилия ;
  • продолжительность заболевания не более 1 мес.

Лечение системными кортикостероидами приводит к улучшению состояния больного, рассасыванию инфильтрации в лёгких и излечению. Известны случаи спонтанного выздоровления. Рецидивы для этого варианта заболевания не характерны.

Хроническая эозинофильная пневмония — может вызываться медикаментами, ассоциироваться с гельминтозами, микозами, ревматоидным артритом, Т-клеточными лимфомами, саркоидозом, атипичными микобактериозами или быть идиопатической.

Заболевание обычно развивается в возрасте 40-50 лет, у женщин вдвое чаще, чем у мужчин. Большинство пациентов имеют в анамнезе аллергические заболевания: бронхиальную астму, аллергический ринит, атопический дерматит. Клиническая картина — кашель, одышка, удушье, лихорадка или субфебрилитет, ночные поты, артралгии (боли в суставах), слабость, утомляемость, недомогание, потеря аппетита, похудание.

На рентгенограммах и КТ определяются участки инфильтрации различной плотности, расположенные по периферии, как правило, в верхних долях лёгких. В анализах крови выявляются значительное увеличение общего IgE, воспалительные изменения: повышение СОЭ, С-реактивного белка. Эозинофилия в крови определяется не всегда, но в БАЛ превышает 25%. В отличие от острой эозинофильной пневмонии длительность заболевания более 2 мес., возможны рецидивы.

Гиперэозинофильный синдром был описан M.J. Chusid и соавт. в 1975 г. как заболевание неизвестной природы, для которой характерны эозинофилия крови более 1,5х10 9 /л, сохраняющаяся дольше 6 мес, и полиорганность патологического процесса: гепато-спленомегалия, застойная сердечная недостаточность вследствие поражения сердца (в 60% случаев), диффузное или локальное поражение центральной нервной системы, легких (в 40% случаев), лёгочный фиброз, лихорадка, похудание и анемия.
В большинстве случаев наблюдается у мужчин в возрасте 20-50 лет. Многообразие симптомов обусловлено поражением сердца, тромбоэмболиями в головной мозг, периферической нейропатией и кожными проявлениями (папулами, эритемой, крапивницей, ангионевротическим отёком). Поражение органов дыхания характеризуется плевральным выпотом, интерстициальной инфильтрацией и тромбоэмболиями ветвей лёгочной артерии. Поражение сердца проявляется развитием эндомиокардиального фиброза, который приводит к кардиомегалии и застойной сердечной недостаточности. Наиболее частыми общими симптомами являются слабость и повышенная утомляемость. Гиперэозинофильный синдром характеризуется очень высокой эозинофилией крови (20-100х10 9 /л). В БАЛ она выражена умеренно. Прогноз в настоящее время значительно улучшился, 10 летняя выживаемость составляет 70%.

Бронхоцентрический гранулематоз — продуктивный воспалительный процесс, вызываемый плесневыми гриба­ми. В большинстве случаев ассоциируется с бронхиальной астмой и аспергиллезом, характеризуется образованием в стенках бронхиол гранулём из гистиоцитов и эозинофилов, которые разрушают слизистую оболочку и стенку бронхиол и распространяются на окружающую лёгочную ткань. Диагноз требует гисто­логического подтверждения.
Прогноз благоприятный. Отмечается склонность к рецидивированию.

Тропическая эозинофилия — впервые описана R.Weingarten как заболевание, характеризующееся тяжёлым спастическим бронхитом, лейкоцитозом и высокой эозинофилией в крови. Это эндемическое заболевание, распространённое в тропических и субтропических регионах побережья Азии, островов Тихого океана, Африки, Южной и Центральной Америки, которое вызывается сенсибилизацией к гельминтам-микрофиляриям Wuchereria bancrofti и Brugia malayi. Отложение личинок паразита в коже (заражение) происходит при укусе москита. В течение 6-12 мес. личинки трансформируются во взрослых гельминтов, которые затем попадают в кровоток и лимфатические пути. Развивается хронический лимфангиит, лимфостаз, слоновость. В случае же развития тропической эозинофилии микрофилярии фиксируются в сосудах лёгких и вызывают специфическую сенсибилизацию. Формируется эозинофильная пневмония с участками абсцедирования и образования гранулём. Длительное течение заболевания формирует диффузный пневмофиброз. Основные симптомы — упорный сухой кашель в ночные и предутренние часы, свистящее дыхание, экспираторная одышка, наподобие бронхиальной астмы. Лихорадка, похудание, потеря аппетита.

Другие легочные эозинофилии

В конце прошлого века были описаны два эпизода свое­образных форм легочной эозинофилии, вызванных приёмом аллергенных продуктов и пищевых добавок. Массовая вспышка синдрома токсического масла произошла в 1981 г. в Испании. Причиной её явилось употребление в пищу рапсового масла, предназначенного для промышленных целей, но маркированного как оливковое. Пострадали около 20 000 человек. Заболевание характеризовалось полиорганностью поражений, развитием васкулита и эозинофилии, проявлялось лихорадкой, кашлем, одышкой, кожной сыпью, миалгией. Эозинофилия крови достигала 20х10 9 /л. Смертность составила более 1,5%, основная причина — дыхательная недостаточность. Хроническое течение характеризовалось формированием диффузного интерстициального пневмосклероза, лёгочной гипертензии, сухого синдрома, полинейропатии, сгибательных контрактур, склеродермоподобными изменениями кожи, мышечной слабостью, отёками конечностей.

Синдром эозинофилии-миалгии был впервые описан в 1989 г. в США. Во всех случаях развитию заболевания предшествовал длительный приём аминокислоты L-триптофана в качестве седативного средства. Заболевание вызывали аллергенные примеси в препарате, поставлявшемся одним и тем же производителем. Отмечалось множественное полиорганное поражение: эозинофильный фасциит, пневмония, миокардит, восходящая полинейропатия. Респираторные нарушения наблюдались у 67% больных, изменения в лёгких на рентгенограммах и КТ были обнаружены в 13% случаев. Заболевание проявлялось сухим кашлем, одышкой, болью в груди, генерализованной миалгией, мышечной слабостью, парестезиями, артралгиями, кожной сыпью, отёками, повышенной утомляемостью. Уровень эозинофилии в крови мог достигать 5х10 9 /л.

Повышение содержания эозинофилов в лёгочной ткани может наблюдаться также при:

  • идиопатических интерстициальных пневмониях,
  • саркоидозе,
  • лангерганс-клеточном гистиоцитозе,
  • узелковом периартериите,
  • экзогенном аллергическом альвеолите,
  • радиационном пневмоните,
  • после трансплантации лёгких, как паранеопластическая реакция, однако патогенетическая роль эозинофилов в этих случаях не является первостепенной.

Эозинофильная пневмония ( Легочная эозинофилия , Пневмония Лёффлера , Синдром Лера-Киндберга , Эозинофильный летучий инфильтрат легкого )

Эозинофильная пневмония – это аллерго-воспалительное поражение легочной ткани, сопровождающееся образованием неустойчивых мигрирующих инфильтратов эозинофильной природы и развитием гиперэозинофилии. Заболевание обычно протекает с недомоганием, субфебрилитетом, небольшим сухим кашлем, иногда со скудной мокротой; при острой форме — с болью в груди, миалгией, развитием острой дыхательной недостаточности. Установить эозинофильную пневмонию позволяют данные рентгенографии и КТ легких, общего анализа крови, бронхоальвеолярного лаважа, аллергопроб, серодиагностики. Основу лечения составляют специфическая гипосенсибилизация и гормональная терапия.

МКБ-10

Общие сведения

Эозинофильная пневмония (эозинофильный «летучий» инфильтрат легкого) — респираторное заболевание, связанное с патологическим накоплением эозинофилов в альвеолах и повышением их уровня в крови и мокроте. Эозинофильная пневмония чаще диагностируется у населения и туристов в странах с тропическим климатом (Индонезии, Индии, Малайзии, тропической Африке, Ю. Америке). Эозинофильная пневмония протекает по типу долевой пневмонии или бронхопневмонии, затрагивает обычно верхние отделы легких. Отмечается очаговое или диффузное воспаление альвеол, интерстициальной ткани, сосудов, бронхиол с их обильной инфильтрацией эозинофилами. Типичен преходящий характер инфильтратов с полным регрессом без вторичных рубцовых и склеротических изменений тканей.

Выделяют 3 формы легочной эозинофилии — простую (пневмония Лёффлера), острую и хроническую (синдром Лера-Киндберга). На хронизацию процесса указывают длительное (>4 недель) сохранение и рецидивирование эозинофильных инфильтратов. Эозинофильной пневмонией одинаково часто болеют лица обоего пола, преимущественно в 16-40-летнем возрасте; хроническая форма чаще развивается у женщин, страдающих бронхиальной астмой.

Причины

Эозинофильное поражение легочной ткани инициируют патогены инфекционно-аллергической и аллергической природы, вызывающие сенсибилизацию организма пациента. В качестве них могут выступать паразитарная (глистная) инвазия, грибковая инфекция, ингаляционные и лекарственные аллергены, профвредности.

В 1932 г Лёффлер впервые определил роль гельминтов в этиологии эозинофильной пневмонии, возникающей при транзиторном повреждении легочной ткани в процессе миграции личинок паразитов через легкие. К появлению пневмонии Лёффлера может привести практически любой гельминтоз — аскаридоз, стронгилоидоз, шистосомоз, анкилостоматоз, парагонимоз, токсокароз, трихинеллез и др. Довольно часто при легочной эозинофилии выявляются нематоды Toxocara cati и T. canis, аскариды собак и кошек. Личинки и яйца глистов могут попадать в ткань легких с током крови, взрослые паразиты (Paragonimus westermani) — через кишечную стенку, диафрагму и плевру, вызывая эозинофильное воспаление с образованием инфильтратов.

Эозинофильная пневмония может быть результатом аллергической реакции на прием медикаментов (пенициллина, ацетилсалициловой кислоты, сульфаниламидов, нитрофуранов, изониазида, гормональных и рентгенконтрастных препаратов, соединений золота), на контакт с химическими агентами на производстве (солями никеля). Атопическая сенсибилизация дыхательного тракта к спорам грибов (особенно, рода Aspergillus), цветочной пыльце (ландыша, лилии, липы) также способствует развитию эозинофильных легочных инфильтратов. Эозинофильная пневмония может быть проявлением сывороточной болезни, иметь связь с аллергией на туберкулин.

Патогенез

Развитие эозинофильной пневмонии опосредовано реакциями гиперчувствительности немедленного типа. Помимо гиперэозинофилии в крови пациентов часто выявляется повышенный уровень IgE (гипериммуноглобулинемия). За образование аллерго-воспалительных очагов в легочной ткани ответственны тучные клетки, активированные иммунными (IgE) и неиммунными (гистамином, системой комплемента) механизмами и продуцирующие медиаторы аллергии (главным образом, эозинофильный хемотаксический фактор анафилаксии). В ряде случаев эозинофильная пневмония развивается за счет выработки преципитирующих антител к антигенам (реакции по типу феномена Артюса).

Симптомы эозинофильной пневмонии

Клиническая картина бывает весьма вариабельной. Аллергическое воспаление легких может иметь бессимптомное течение с отсутствием или очень скудной выраженностью жалоб и определяться только рентгенологическим и клинико-лабораторным методом. Часто пневмония Лёффлера протекает с минимальными проявлениями, манифестируя симптомами катарального ринофарингита. Больные ощущают легкое недомогание, слабость, повышение температуры до субфебрильной, небольшой кашель, чаще сухой, иногда с незначительной вязкой или кровянистой мокротой, болезненность в области трахеи. При массивном гематогенном распространении яиц и личинок глистов в организме присоединяется сыпь на коже, зуд, одышка с астматическим компонентом. Эозинофильная инфильтрация других органов сопровождается легкими, быстро исчезающими признаками их поражения – гепатомегалией, симптомами гастрита, панкреатита, энцефалита, моно- и полиневропатией.

Острая эозинофильная пневмония протекает тяжело, с интоксикацией, фебрилитетом, болью в груди, миалгией, быстрым (в течение 1-5 суток) развитием острой дыхательной недостаточности, респираторного дистресc-синдрома. Для хронической формы типично подострое течение с потливостью, потерей массы тела, нарастанием одышки, развитием плеврального выпота.

Эозинофильная пневмония обычно длится от нескольких дней до 2-4 недель. Выздоровление может наступать спонтанно. При хронической форме продолжительное существование инфильтратов и рецидивы способствуют постепенному прогрессированию заболевания, развитию легочного фиброза и дыхательной недостаточности.

Диагностика

Диагностика эозинофильной пневмонии включает проведение рентгенографии и КТ легких, общего анализа крови, анализа кала на яйца глист, бронхоальвеолярного лаважа, аллергопроб, серологических (РП, РСК, ИФА) и клеточных тестов (реакции дегрануляции базофилов и тучных клеток). Пациенты с эозинофильной пневмонией, как правило, имеют предшествующий аллергологический анамнез. Аускультация определяет небольшое количество влажных мелкопузырчатых хрипов или крепитацию. При обширных инфильтратах заметно укорочение легочного звука при перкуссии.

При рентгенографии легких больных пневмонией Лёффлера видны субплеврально расположенные одиночные (реже множественные, двусторонние) нечеткие затемнения средней интенсивности неправильной формы размером до 3-4 см. В окружении инфильтрата легочный рисунок усилен, тень корня легкого слегка расширена. Характерна быстрая динамика инфильтратов с миграцией по легочным полям и исчезновением не позднее 1-2 недель после обнаружения (чаще через 1-3 дня) без остаточной рубцовой деформации. При длительно поддерживающемся инфильтративном воспалении в ткани легких могут образоваться фиброзные очаги и кистозные полости.

В периферической крови на начальной стадии заболевания регистрируется лейкоцитоз, гиперэозинофилия (10-25%), при хронизации процесса уровень эозинофилов близок к норме. Часто выявляется высокое содержание в крови IgE (до 1000 МЕ/мл). В анализе лаважной жидкости также появляются эозинофилы (при острой форме – до 40% и более) и кристаллы Шарко-Лейдена. Анализ кала, проводимый с учетом цикла развития паразитов, при некоторых гельминтозах позволяет обнаружить яйца глист. По данным биопсии в альвеолах и интерстиции определяются эозинофилы, лимфоциты и макрофаги, гранулемы, поражение мелких сосудов.

Этиологическая диагностика эозинофильной пневмонии включает провокационные назальные и ингаляционные тесты, кожные пробы с аллергенами пыльцы, гельминтов, спор грибов, серологические анализы. «Никелевая» эозинофильная пневмония обычно сочетается с аллергическим контактным дерматитом и подтверждается положительным компрессным (аппликационным) тестом с никелем.

Бронхиальную проходимость оценивают при проведении исследования ФВД, бронхомоторных тестов. Дифференцировать эозинофильную пневмонию необходимо с пневмониями бактериального и вирусного генеза, туберкулезом, синдромом Вайнгартена, альвеолитом, десквамативным интерстициальным фиброзом. При атопической отягощенности показана консультация аллерголога, при респираторном рините — отоларинголога.

Лечение эозинофильной пневмонии

Основным в лечении является устранение действия этиологически значимого фактора: контакта с аллергенами (аэроаллергенами, лекарствами), проведение дегельминтизации. Назначаются антигистаминные препараты, противопаразитарные средства. Имеются случаи спонтанного выздоровления без фармакотерапии. В случае тяжелой глистной инвазии с обезвоживанием организма или невозможности полного изъятия аллергена из окружающей среды лечение проводится стационарно, в отделении пульмонологии.

При острой форме эозинофильной пневмонии применяются глюкокортикоиды, на фоне которых происходит быстрая (в течение 48 часов) регрессия воспаления. Дозу ГК подбирают индивидуально и снижают постепенно во избежание обострения. В тяжелых случаях требуются ИВЛ, длительная гормональная терапия. При бронхообструкции показаны ингаляционные ГК, бета-адреномиметики. Для лучшего отхождения мокроты используются отхаркивающие средства, дыхательная гимнастика. Проводится лечение сопутствующей бронхиальной астмы.

Прогноз и профилактика

Прогноз эозинофильной пневмонии в целом благоприятный, возможно самопроизвольное разрешение инфильтратов. Правильное лечение и наблюдение пульмонолога позволяет избежать хронизации процесса и рецидивов. Профилактика эозинофильной пневмонии сводится к мерам гигиены, предотвращающим заражение организма гельминтами, контролю за приемом медикаментов, ограничению контакта с аэроаллергенами, проведению специфической гипосенсибилизации. При необходимости рекомендуется смена места работы.

Легочные эозинофилии

Легочными эозинофилиями (ЛЭ) (синоним: PIE-синдром – pulmonary infiltration with eosinophilia) называют группу заболеваний легких, в основе которых лежит гиперэозинофильный синдром (ГЭС). Эти патологические состояния достаточно часто имеют место в практике врачей-терапевтов. Механизмы их возникновения разные, так же как и разнообразны их клинические проявления, отличающиеся по прогнозу и исходам.

ГЭС – симптомокомплекс, сопровождающийся повышенной тканевой эозинофилией легких, гиперэозинофилией крови (превышающей 1,5х10 9 /л, эозинофилией мокроты, жидкости бронхоальвеолярного лаважа (БАЛ) и плеврального пунктата. Эта патология достаточно широко распространена у пациентов пульмонологического профиля и больных с аллергозами.

Причины развития ГЭС:

  • Аллергические заболевания (бронхиальная астма, аллергические риниты, полинозы, экзема, укусы насекомых, лекарственные реакции).
  • Первичные гематологические заболевания (идиопатический гиперэозинофильный синдром (ИГЭС), лимфогранулематоз, анемия Фанкони, тромбоцитопения с отсутствием лучевой кости, врожденные и приобретенные синдромы иммунных дефицитов, лейкозы, аспления).
  • Злокачественные опухоли.
  • Паразитарные инвазии (гельминтозы, малярия, тропическая эозинофилия).
  • Смешанные заболевания (цирроз печени, герпетиформный дерматит, состояния после лучевой терапии и перитонеального диализа, эмболии атероматозными бляшками, надпочечниковая недостаточность, иммунодефицитные состояния).
  • Наследственная эозинофилия.
  • Заболевания внутренних органов и систем организма (поражение кожи и подкожной клетчатки, верхних и нижних дыхательных путей, заболевания печени, желудка и кишечника, ревматические заболевания и коллагенозы, васкулиты, заболевания сердца, центральной нервной системы (ЦНС), синдром отторжения, синдром механического раздражения слизистых оболочек).

Большое значение имеет тот факт, что ЛЭ характеризуются низкой выявляемостью, что обусловливает отсутствие адекватной терапии.

В зависимости от количества эозинофилов в периферической крови различают следующие степени эозинофилии:

  • незначительная (до 15-20% клеток);
  • умеренная(15-50% клеток);
  • выраженная (более 50% клеток).

Основными механизмами развития эозинофилии крови являются:

  • Механизм АТ-зависимого хемотаксиса при паразитарных инфекциях (при участии IgE, IgG).
  • Истинный механизм гиперэозинофилии крови, опосредованный через IgE (при аллергии).
  • Ответ на хемотаксический фактор, выделяемый опухолевыми клетками.
  • Собственно опухолевая эозинофилия (субстратом опухоли являются клетки эозинофильного ростка).

Легочные эозинофилии – группа заболеваний и синдромов, характеризующихся преходящими легочными инфильтратами и эозинофилией крови, превышающей 1,5х10 9 /л , а нередко и мокроты, лаважной и плевральной жидкостей, как косвенное проявление тканевой эозинофилии. Типичные клинические проявления ЛЭ неспецифичны: кашель, одышка и невысокая, в большинстве случаев субфебрильная, реже – фебрильная, температура тела.

Легочная – самая распространенная локализация органной эозинофилии. Это общее понятие, которое включает «летучие» эозинофильные легочные инфильтраты, эозинофильную пневмонию (эозинофильный пневмонит), эозинофильные гранулемы, плевральные эозинофилии, легочные эозинофильные васкулиты различной этиологии (от лекарственной до паразитарной).

Гиперэозинофильный синдром и ЛЭ отмечают при следующих заболеваниях органов дыхания:

  • простая эозинофильная пневмония (простой эозинофильный пневмонит) – (синдром Леффлера);
  • острая эозинофильная пневмония (острый эозинофильный пневмонит);
  • хроническая эозинофильная пневмония (хронический эозинофильный пневмонит);
  • синдром Чарга-Стросса;
  • идиопатический эозинофильный синдром;
  • аллергический ринит;
  • бронхиальная астма;
  • аллергический бронхопульмональный аспергиллез;
  • бронхоцентрический гранулематоз (гистиоцитоз Х, саркоидоз);
  • инфекционные заболевания, вызванные паразитами;
  • аллергические реакции, вызванные приемом медикаментов;
  • экзогенный аллергический альвеолит.

До настоящего времени в Украине не принят регламентирующий документ, касающийся вопросов классификации заболеваний органов дыхания, которые сопровождаются ГЭС. В связи с этим приводим классификацию ЛЭ по A. Fischman (1980), включающую пять клинических форм:

  1. Эозинофильные пневмонии (пневмониты) паразитарного генеза.
  2. Химически индуцированная (лекарственная) ЛЭ.
  3. Эозинофильная пневмония (эозинофильный пневмонит) с бронхообструктивным синдромом.
  4. Эозинофильная пневмония (эозинофильный пневмонит) с системными проявлениями (миелопролиферативный ГЭС).
  5. Эозинофильная пневмония (эозинофильный пневмонит) неясной этиологии.

Причины развития ЛЭ подразделяются на первичные (криптогенные, или идиопатические), когда этиологический фактор остается невыясненным, и вторичные, среди которых различают медикаментозные повреждения легких – 45%, паразитарные инвазии легких – 25%, грибковую сенсибилизацию – 25%, опухолевые заболевания – до 1%.

Лекарственная ЛЭ характеризуется следующими особенностями.

  • Содержание эозинофилов в крови в пределах 10-25% (в ряде случаев с последующим возникновением органных инфильтратов).
  • Высокая эозинофилия крови, сочетающаяся с повреждением тканей.
  • Применение таких препаратов, как антибиотики, сульфаниламиды, аспирин, соли золота, хемотрипсин, эуфиллин, витамины группы В, папаверин, преднизолон, нитрофураны, фенитоин, триптофан, ампициллин, ацетоминофен, пентамицидин, ранитидин, соли металлов, серосодержащие соли.

В последние годы описана гиперэозинофилия на глюкокортикостероиды (ГКС), латексная, на кромогликат натрия. Кроме этого, описаны следующие изменения паренхимы легких, возникающие под воздействием различных лекарственных препаратов.

  • Некардиогенный отек легких (вызванный салицилатами, ДОКСА, пенициллином, ртутными диуретиками, ингибиторами моноаминооксидазы, галоперидолом, опиатами, барбитуратами, цитостатиками, лидокаином, гипотиазидом, амфотерицином В, колхицином).
  • Фиброзирующий альвеолит (обусловленный цитостатиками, нитрофуранами, ганглиоблокаторами, адиурекрином).
  • Гиперчувствительный пневмонит (спровоцированный антибиотиками, сульфаниламидами, ПАСК, нитрофуранами, цитостатиками, дифенином, солями золота, D-пеницилламином, амиодароном).
  • Фосфолипидоз легких (обусловленный амиодароном).
  • Облитерирующий бронхиолит (вызванный D-пеницилламином, сульфосалазином).
  • Синдром Гудпасчера (D-пеницилламин).
  • Нарушения легочного кровообращения (вследствие приема пероральных контрацептивов, прогестинов, ГКС, диуретиков, контрастных веществ, а также внезапной отмены антикоагулянтов).

Простая эозинофильная пневмония (простой эозинофильный пневмонит, синдром Леффлера). Описан в 1932 году. Заболевание представляет собой сочетание «летучих» инфильтратов, самостоятельно разрешающихся и выявляемых, как правило, только при рентгенографии органов грудной клетки (ОГК). Причины – паразитарная инфекция (Ascaris lumbricoides, Strongiloides stercoralis, Ancylostoma, Necator, Uncinaria).

В настоящее время этиология синдрома Леффлера рассматривается в более широком смысле и включает:

  • атопическую сенсибилизацию к аллергенам цветочной пыльцы (ландыш, лилия, липа, бирючина и др.);
  • сенсибилизацию к грибковым антигенам, особенно рода аспергилл;
  • возможное наличие гельминтозов (аскаридоз, стронгилоидоз, шистосомоз, анкилостомимоз, парагонимоз, токсокароз);
  • профессиональный «никелевый» характер инфильтратов (сочетание с контактным дерматитом и положительным никелевым тестом);
  • лекарственную аллергию;
  • пищевую аллергию.

Клинически у больных с синдромом Леффлера отмечают сухой кашель, реже – с выделением вязкой кровянистой мокроты, болезненность в области трахеи. При проведении рентгенографии ОГК выявляют инфильтраты округлой или овальной формы диаметром от нескольких миллиметров до нескольких сантиметров, возможна двусторонняя локализация. Легочные инфильтраты сохраняются в течение нескольких недель, могут мигрировать по легочным полям и самостоятельно разрешаться, не оставив рубцовых изменений в легких.

При исследовании периферической крови отмечают незначительное или умеренное повышение уровня IgE, незначительную эозинофилию (более 10% эозинофилов).

Прогноз заболевания благоприятный. Как правило, дегельминтизация и устранение воздействия аллергена приводят к выздоровлению и назначение ГКС не требуется. В некоторых случаях отмечается спонтанное разрешение инфильтратов.

Антиподом простой эозинофильной пневмонии (синдрома Леффлера) является острая эозинофильная пневмония (острый эозинофильный пневмонит), описанный W.D. Davis и соавт. в 1984 году. Для нее характерно тяжелое течение с развитием симптомов острой легочной недостаточности, бактериальной деструкции легких, острого респираторного дистресc-синдрома, наличие более 40% эозинофилов в БАЛ-жидкости, благоприятный прогноз при лечении ГКС, отрицательный результат попыток установления инфекционной природы патологического процесса даже при исследовании биоптатов легкого, отсутствие связи с приемом лекарств.

Клинически для острой эозинофильной пневмонии характерно острое начало, на протяжении 1-5 дней, симптомы острой легочной недостаточности, требующей респираторной поддержки. Больные предъявляют жалобы на боль в груди, миалгию, гипертермию. При объективном обследовании над легкими аускультируются ослабленное везикулярное дыхание и «целлофановые» хрипы. При проведении рентгенографии ОГК фиксируют интенсивные инфильтраты смешанной природы, распространяющиеся как на альвеолярное, так и на интерстициальное пространство (чаще в верхних легочных полях). При исследовании периферической крови выявляет нормальное количество или незначительную (до 15%) эозинофилию. При этом в БАЛ-жидкости регистрируют 40% и более эозинофилов. С помощью компьютерной томографии легких выявляют диффузные консолидирующие инфильтраты, которые распространяются на альвеолярную ткань и интерлобарные перегородки, быстрое и частое (в 50% случаев) повреждение плевры.

Лучшая статья за этот месяц:  Аллергия на цитрусовые

Особенностью данной патологии является быстрая регрессия процесса на фоне лечения ГКС. Морфологические особенности острой эозинофильной пневмонии: острое и диффузное геморрагическое поражение альвеол с выраженной инфильтрацией эозинофилами, которые депонируются в альвеолах и интерстициальной ткани, гиалиновые мембраны, гиперплазия пневмоцитов второго типа, наличие кластеров эозинофилов (5-10 клеток в поле зрения).

Хроническая эозинофильная пневмония (хронический эозинофильный пневмонит) в настоящее время рассматривается как вариант простой ЛЭ, которая отличается от синдрома Леффлера существованием и рецидивированием эозинофильных инфильтратов в легких более 4 недель. Для нее характерны длительная фебрильная лихорадка, интоксикация, уменьшение массы тела, высокая эозинофилия крови в сочетании с инфильтратами в легких и плевральным выпотом.

Суть диагностики хронического эозинофильного пневмонита состоит в исключении атопической сенсибилизации, микотической и паразитарной инфекции. Применяют дегельминтизицию, антимикотическую терапию, назначают ГКС в дозе 20-30 мг/сут (в пересчете по преднизолону) в течение 4-6 недель. Прогноз – благоприятный в большинстве случаев (выздоровление).

Идиопатический гиперэозинофильный синдром (синдром Леффлера II, фибропластический пристеночный эндокардит) – характеризуется длительным повышением уровня эозинофилов в периферической крови и инфильтрацией этими клетками многих органов и систем с развитием полиорганного поражения.

При установлении диагноза необходима ориентация на следующие признаки:

  • эозинофилия крови более 1,5х10 9 /л в течение более 6 месяцев;
  • отсутствие паразитарной инфекции и аллергических заболеваний;
  • доминирование симптомов полиорганного патологического процесса.

Начало острое или подострое. Первые проявления – анорексия, уменьшение массы тела, слабость, тошнота, абдоминальная боль, диарея, непродуктивный кашель, зуд кожи, лихорадка, потливость в ночное время, венозное тромбообразование. Позднее среди клинических проявлений выделяется полиорганный синдром, а именно: со стороны органов дыхания – интерстициальные инфильтраты в легких, плевральный выпот; при обследовании сердечно-сосудистой системы – застойная сердечная недостаточность, шумы сердца, нарушения ритма и проводимости (следствие эндомиокардиального фиброза); со стороны желудочно-кишечного тракта – гепато- и/или спленомегалия; отмечается дисфункция ЦНС в виде расстройств поведения, делирия, деменции, комы, энцефалопатии, полинейропатии, инсульта. Со стороны системы крови отмечается анемия, тромбоцитопения (редко), лейкоцитоз с выраженной эозинофилией (выше 1,5х10 9 /л ). В миелограмме – гиперплазия эозинофильного ростка.

Клинически при обследовании органов дыхания отмечается непродуктивный кашель, одышка, рентгенологически выявляются инфильтраты, возникающие вследствие миграции эозинофилов в паренхиму легкого; при далеко зашедших стадиях – фиброз легких, инфаркт-пневмонии.

При поражении органов кровообращения процесс проходит три фазы:

  1. Начальная – фаза острого некроза (первые 1,5 месяца от развития ИГЭС) – повреждение миокарда вследствие его инфильтрации лимфоцитами и эозинофилами, выделение биологически активных веществ (БАВ-пептидов), обусловливающих некроз кардиомиоцитов и формирование асептических микроабсцессов миокарда (клинические проявления минимальны, лишь развитие тромбоэмболии и активный поиск ее источника выявляют признаки повреждения миокарда и развития некроза).
  2. Интермиттирующая – фаза образования внутрисердечных тромбов, формирующихся на месте развившегося ранее некроза.
  3. Стадия образования фиброза сердечной мышцы (фибротическая).

Со стороны ЦНС выявляют церебральную тромбоэмболию (вследствие попадания тромба из полости сердца) – инсульт или преходящие ишемические эпизоды (характерна рефрактерность к антикоагулянтной терапии и рецидивы тромбоэмболии); энцефалопатия (изменения в сфере сознания, снижение памяти, возможна атаксия); поражение моторных нейронов с повышением мышечного тонуса, положительный рефлекс Бабинского; периферическая полинейропатия (в 50% случаев) – симптоматика расстройств чувствительности и мышечной атрофии.

Лечебная тактика при ИГЭС состоит в назначении ГКС на этапе полиорганного поражения (60-90 мг/сут), циклоспорина и препаратов интерферона (при полиорганном поражении и низкой терапевтической эффективности ГКС). Положительный эффект отмечается после применения этопозида, интерферона либо хирургического лечения поврежденных сосудов. При отсутствии полиорганного поражения специфическая терапия не показана, рекомендуется наблюдение больного.

Прогноз неблагоприятный, несмотря на терапию ГКС (40-80 мг/сут) или цитостатическими препаратами – около 75% больных погибают после 3 лет заболевания.

Аллергический бронхопульмональный аспергиллез – иммунокомплексное заболевание дыхательных путей, которое развивается вследствие колонизации на поверхности слизистой оболочки трахеи и бронхов плесневого гриба рода Aspergillus (A. fumigatus, A. flavus, A. niger, A. nidulans).

Фоном аспергиллеза – одной из болезней «цивилизации» – являются «естественные причины», приводящие к снижению общей сопротивляемости организма – неполноценное или/и недостаточное питание, фоновые заболевания (сахарный диабет, саркоидоз, туберкулез, заболевания крови, онкологические процессы, инфаркт легкого, деструктивные процессы в легких), переутомление, длительное лечение антибактериальными, гормональными (ГКС), цитостатическими препаратами, радиотерапия.

Особенностью этого заболевания являются частые обострения, эпизоды длительной обструкции дыхательных путей, признаки рецидивирующей инфекции дыхательных путей, образование слизистых пробок, развитие бронхоэктазов.

Клиническими признаками бронхиальной обструкции при аллергическом бронхопульмональном аспергиллезе являются обострение обструкции, сопровождаемое повышением температуры тела, наличие мокроты, которая приобретает коричневый цвет (возможна примесь крови), гиперэозинофилия как крови, так и мокроты, обнаружение колоний гриба в мокроте, выявление специфических АТ к роду Aspergillus и высокое содержание IgE (поэтому при бронхиальной астме тяжелого течения при наличии высокого уровня IgE необходимо исключить аспергиллез органов дыхания).

Гистологическая картина при аллергическом бронхопульмональном аспергиллезе характеризуется особым вариантом поражения легких, который описан именно при этом заболевании и получил название «бронхоцентрическая гранулема» (бронхиолит с формированием слизистых пробок, которые обтурируют просвет дыхательных путей, эозинофильная пневмония и бронхоцентрическая гранулема). Гранулема образуется в ответ на АТ-раздражение гриба и является причиной развития необратимой обструкции дыхательных путей мелкого калибра, плохо устраняемой традиционными бронхолитиками.

Основу терапии аспергиллеза составляют противогрибковые антибиотики, имеющие наивысшую активность к грибам рода Aspergillus (амфотерицин В, амфоглюкамин, кетоконазол, флуцитозин). Препараты вводят ингаляционно, аэрозольно, трансбронхиально и трансторакально, через микродренаж в зашитой ране. Осуществляют десенсибилизацию аспергиллезными экстрактами, как и при других микрозах – препаратами йода, при обострениях – преднизолоном, эуфиллином. По показаниям выполняют оперативное лечение.

Обобщая изложенный материал, приводим алгоритм врачебной тактики при выявлении гиперэозинофилии крови и предположении наличия эозинофильного поражения органов дыхания.

  1. Тщательное изучение анамнеза с установлением:
    • места пребывания пациента (парагонимоз – Африка, Латинская Америка, Приморский край);
    • увлечений (птицы);
    • лекарственного анамнеза (на этапах лечения всех заболеваний);
    • аллергологического анамнеза (бронхиальная астма, аллергический ринит).
  2. Физикальное обследование (выявление полиорганности поражений).
  3. Исследование крови, БАЛ-жидкости, мокроты, биологических жидкостей организма, многократные исследования на глистную инвазию, АТ к грибам.
  4. Определение уровня IgE (аллергозы, аспергиллез, простая эозинофильная пневмония, первичный системный васкулит – синдром Чарга-Стросса).
  5. Гистологическое исследование материала с целью выявления специфических морфологических изменений органов и тканей.

Клинический случай

В заключение приведем клиническое наблюдение больной Л., 1957 г. р., госпитализированной в пульмонологическое отделение городской клинической больницы № 1 г. Винницы.

Пациентка поступила с жалобами на боль в грудной клетке при глубоком дыхании, сухой кашель, одышку при физической нагрузке, повышенное потоотделение, повышение температуры тела до 39°С.

Анамнез: болеет 5 суток, заболевание началось с головокружения, недомогания, потом присоединился кашель. Доставлена в пульмонологическое отделение каретой неотложной помощи. Курит с 20 лет, аллергологический анамнез не отягощен, наличие туберкулеза отрицает, имеется климактерическая полименорея.

При объективном обследовании выявлено: бледность кожи и видимых слизистых оболочек, тахипноэ (27 в 1 мин). Перкуторный звук над легкими притупленный от уровня нижней трети правой лопатки и в базальных отделах слева. Аускультативно над легкими дыхание жесткое везикулярное, выдох удлинен, рассеянные сухие хрипы над обоими легочными полями (больше справа), над зонами притупления звука ослабленное везикулярное дыхание, влажные мелкопузырчатые звучные хрипы. Пульс 100 уд/мин, ритмичный. При аускультации сердца тоны ритмичные, на 1, 4, 5 точках аускультации – I тон ослаблен, акцент II тона над легочным стволом. Живот мягкий, безболезненный, печень на 2 см ниже реберной дуги, плотная, безболезненная. Периферических отеков нет.

Динамика общего анализа крови.

  • 16.08.2004 (при поступлении) – гемоглобин – 100 г/л, лейкоциты – 12,7х10 9 /л, скорость оседания эритроцитов (СОЭ) – 45 мм/ч, эозинофилы – 2%, палочкоядерные нейтрофилы (ПН) – 7%, сегментоядерные нейтрофилы (СН) – 80%, лимфоциты – 7%, моноциты – 4%.
  • 20.08.2004 – гемоглобин – 96 г/л, лейкоциты – 18,1х10 9 /л, эозинофилы – 48%, ПН – 2%, СН – 34%, лимфоциты – 12%, моноциты – 4%, СОЭ – 44 мм/ч.
  • 21.08.2004 – гемоглобин – 97 г/л, эритроциты – 3,68 1012/л, лейкоциты – 15х10 9 /л, эозинофилы – 47%, СН – 34%, лимфоциты – 14%, моноциты – 5%, СОЭ – 53 мм/ч.
  • 07.09.2004 (при выписке) – гемоглобин – 98 г/л, лейкоциты – 6,8 х10 9 /л, эозинофилы – 20%, сегменты – 44%, моноциты – 7%, лимфоциты – 29%, СОЭ – 45 мм/ч.
  • 16.08.2004 (при поступлении) – пневматизация неравномерная за счет воспалительной инфильтрации очагово-сливного характера в обоих легочных полях (больше справа в области проекции средней доли).
  • 21.08.2004 (в процессе лечения) – с обеих сторон на всем протяжении на фоне усиленного легочного рисунка определяются очаговые тени без четких контуров, корни легких тяжистые, отмечается положительная динамика при сравнении снимков от 16.08.2004.
  • 07.09.2004 (при выписке) – положительная динамика, картина постпневмонического пневмосклероза.

Была осмотрена следующими специалистами.

  • Фтизиатр – диссеминация невыясненной этиологии.
  • Гематолог – ИГЭС (лейкемоидная реакция эозинофильного типа).
  • Торакальный хирург – двусторонняя полисегментарная эозинофильная пневмония.
  • Ультразвуковое исследование сердца – признаки перегрузки правого желудочка.
  • Электрокардиография – признаки увеличения и гемодинамической перегрузки правого предсердия, частичная блокада правой ножки предсердно-желудочкового пучка.
  • Давление в легочной артерии – 59,7 мм рт. ст. (легочная гипертензия ІІ степени).
  • Мокрота – 10-15 лейкоцитов в поле зрения, выделена Candida (10 6 КОЕ в 1 мл).
  • Яйца глистов в кале не обнаружены.

Диагноз клинический: ИГЭС (ЛЭ с развитием эозинофильных инфильтратов в нижних долях обоих легких), легочная недостаточность II степени. Легочная миокардиопатия. Легочная гипертензия ІІ степени. Вторичная анемия І степени.

  • Аугментин 1,2 г в/в капельно 3 раза в день (р/д) в течение 7 сут с последующим переходом на 0,625 2 р/д в течение 9 дней.
  • Преднизолон в дозе 60 мг/сут.
  • Диклоберл 3,0 мл в/м 1 р/д в течение 5 дней.
  • Эуфиллин 2,4% – 5,0 мл в/в капельно на протяжении 3 дней.
  • Лазолван 2,0 мл в/в струйно в течение 10 дней.
  • Солпадеин 1 табл. 2 р/д – 8 дней.
  • Аевит 1 драже в день на протяжении 18 дней.
  • Флуконазол 50 мг 1 р/д в течение 15 дней.
  • Фенкарол 1 табл. 3 р/д на протяжении 9 дней.
  • Серевент 50 мкг 2 р/д – 15 дней.
  • Актиферрин 1 капс. 2 р/д в течение 15 дней.

На фоне проведенной терапии с рекомендациями приема преднизолона в поддерживающей дозе больная была выписана в удовлетворительном состоянии.

Синдром Леффлера

Синдром Леффлера — аллергическая болезнь, при которой в периферической крови увеличивается чисто эозинофилов, в одном или двух легких образуются эозинофильные инфильтраты. Заболевание также известно как простая легочная эозинофилия, эозинофильный летучий инфильтрат легкого, простая эозинофильная пневмония.

Бывает первый и второй синдром Леффлера: эозинофильный летучий инфильтрат и рестриктивная кардиомиопатия. В МКБ-10 болезнь обозначается кодом J82. 41,42: Эозинофильная астма, пневмония Лёффлера. Данный синдром фиксируют во всех странах, но чаще всего в тропическом климате. Частота среди женщин и мужчин одинаковая, в основном бывает в возрасте от 16 до 40 лет.

Классификация

По патогенезу и этиологии (причинам) делится на три вида:

  • обусловленный сенсибилизацией к аэроаллергенам
  • вызванный паразитарной инвазией
  • развившийся вследствие лекарственной аллергии

Симптомы и жалобы

Жалоб у большей части больных нет. Редко бывает кашель, в основном сухой или с вязкой мокротой в небольшом количестве, может быть примесь крови. Еще одна жалоба — субфебрильная температура. Часто у больного — признаки бронхоспазма. Аускультативные методы обнаруживают сухие хрипы, локализация которых в основном в верхних отделах лёгких.

Лабораторные анализы обязательны, в крови обнаруживают выявляют лейкоцитоз с большим количеством эозинофилов (до 50-70%); после появления лёгочных инфильтратов эозинофилия максимальна. Инфильтраты «летучие», они могут самостоятельно ликвидироваться без вмешательства спустя 3-4 дня, после этого в легочной ткани рубцов не наблюдается.

При массивной гематогенной диссеминации личинок и яиц паразитов (трихинелл, шистосом, аскарид) в органы и ткани организма, включая легочную ткань, появляются такие симптомы:

Длительное существование инфильтратов может быть объяснено попаданием паразитов в ткани легкого. Такое бывает, например, при заражении ребенка или взрослого нематодой Paragonimus westermani. Взрослые особи мигрируют в лёгочную ткань через диафрагму и стенку кишечника, в патологический процесс вовлекается плевра. В исходе воспаления формируются фиброзные узлы, которые сливаются в части случаев с образованием кистозных полостей.

Причины и возбудители

Синдром Леффлера первый раз был описан профессором Цюрихского университета Вильгельмом Лёффлером в 1932 году. Исследователем было доказано, что в развитии эозинофильного воспалении легочной ткани играют роль гельминты: их личинки проходят в процессе миграции через ткани легкого. На сегодня под синдромом Леффлера подразумевается ряд воспалительных процессов в одном или обоих лёгких, имеющих различную этиологию.

К развитию заболевания может привести попадание в организм практически любых паразитов:

  • анкилостомы
  • аскариды
  • стронгилоиды
  • трихинеллы
  • острицы
  • токсокары
  • печеночная двуустка
  • филярии
  • шистосомы
  • кошачья двуустка
  • другие плоские черви

В последние годы довольно часто у пациентов находят токсокароз, вызванный личинками нематод Toxocara cati и Toxocara canis, кишечных паразитов собак и кошек. В патогенезе рассматриваемого синдрома имеют значение ингаляционные аллергены (попадающие в организм путем вдыхания воздуха с частичками):

  • споры грибов
  • пыльца растений
  • лекарства (пенициллины, сульфаниламиды, соединения золота)
  • некоторые производственные вещества (например, никелевая пыль)

Но часто причина легочного инфильтрата остается неустановленной, тогда медики говорят об эозинофильной пневмопатии.

Патогенез

В основе патогенеза заболевания I лежит аллергическая реакции немедленного типа, о чем свидетельствует «летучий» характер инфильтратов и полная их регрессия без формирования вторичных патологических очагов. Анализ крови больных эозинофильной пневмонией зачастую выявляет содержание IgE, превыщающее нормальные показатели. Гиперэозинофилия и гипериммуноглобулинемим формируются в процессе борьюы организма с паразитами.

Интенсивная эозинофильная инфильтрации лёгочной ткани и повышенное количество эозинофилов в крови свидетельствуют об участии эозинофильного хемотаксического фактора анафилаксии и формировании очагов воспаления аллергического характера. Это вещество выделяется лаброцитами (тучными клетками), когда они активируются неиммунными механизмами (фрагментами компонентов комплемента, гистамином, особенно С5а) и иммунными (обусловленными IgE).

В части случаев патогенез аналогичный таковому при феномена Артюса за счет образования преципитирующих антител к антигенам. В эозинофильных инфильтратах могут быть лимфоциты. Это говорит о том, что в патогенезе участвуют клеточно-опосредованные аллергические реакции.

Диагностика

Диагноз синдрома в основном трудностей для врача не вызывает. Типичными проявлениями являются высокая эозинофилия крови в сочетании с летучими легочными инфильтратами. При установлении причины, тем не менее, трудности довольно частые. Данные аллергологического анамнеза очень важны для врача-диагноста:

  • ранее обнаруженные аллергические заболевания
  • чёткая связь симптомов с профессиональными и бытовыми факторами
  • сезонные обострения риноконъюнктивального синдрома и астмы
  • фармакологический анамнез
  • семейный анамнез

Для обнаружения аллергических заболеваний, играющих роль в патогенезе, нужна консультация аллерголога. При подозрении на аллергический ринит прибегают к помощи отоларинголога.

Пример формулировки диагноза

Основной диагноз: синдром Лёффлера I.

Форма заболевания: висцеральная.

Лабораторная диагностика

Лабораторные исследования необходимы при подозрении на синдром Леффлера. Эта информация позволяет подтвердить данные физикального обследования и анамнеза. Общий анализ мокроты часто говорит о эозинофилах и кристаллах Шарко-Лейдена. В общем анализе крови в начале развития болезни зачастую обнаруживают высокую эозинофилию (до 20%). Но, когда процесс хронизируется, эозинофилы приходят в норму. В части случаев в крови находят высокое содержание IgE — показатель достигает отметки до 1000 МЕ/мл.

Кожные тесты проводят, чтобы обнаружить причину, возбудителя (споры низших грибов, пальцы, аллергены гельминтов). По показаниям врач может назначить провокационные назальные и ингаляционные пробы.

Обязательно во всех случаях проводят анализ кала. Присутствие в организме некоторых гельминтов дает шанс на обнаружение яиц паразита. При этом учитывается цикл их развития. Например, при первичном заражении аскаридами личинки внедряются в лёгкие лишь спустя одну или две недели, а яйца их в кале больного можно найти только спустя два или три месяца. При токсокарозе личинки паразита в организме человека не развиваются до взрослого состояния, потому анализ кала не обнаружит их яиц.

Врачи используют для диагностики серологические тесты, включающие реакцию связывания комплемента и реакцию преципитации. Применяются и клеточные тесты: реакция дегрануляции тучных клеток с соответствующими аллергенами, реакция дегрануляции базофилов по Шелли, выявление специфических IgE с помощью радиоаллергосорбентного теста и ИФА.

Инструментальная диагностика

Рентгенологическое исследование обнаруживает в легкие нечёткие инфильтраты округлой формы (единичные или множественные), которые локализируются субплеврально, в основном в верхних отделах двух легких. Если инфильтративное воспаление протекает долгое время, в исходе болезни может отмечаться формирование фиброзных узлов, которые сливаются, формируя кистозные полости. Оценка бронхиальной проходимости проводится при помощи исследования ФВД (функции внешнего дыхания). В части случаев необходимо проведение бронхомоторных тестов.

Лечение синдрома Леффлера

Больной может выздороветь спонтанно, без специального лечения. К фармакотерапии часто не прибегают. Основной целью лечения является, говоря научным языком, элиминация этиологического фактора. То есть, например, выведение токсокар из организма и препятствие их дальнейшему размножению внутри. Проводят дегельминтизацию, по возможности, устраняют контакт с аллергенами (аэроаллергенами, лекарствами), если именно они лежат в основе развития заболевания.

Противопаразитарная терапия

При глистной инвазии больному назначают противопаразитарные лекарственные средства. В последнее время часто назначают такие эффективные и хорошо переносимые лекарства:

  • карбендацим (принимать внутрь, однократно 0.01 г/кг)
  • альбендазол (принимать внутрь, однократно 400 мг; прописывают только пациентам старше 2 лет)
  • пирантел внутрь 10 мг однократно
  • мебендазол (принимают 100 мг внутрь один раз, можно только пациентам от 2 лет)

Лечение глюкокортикоидами

Не рекомендуется раннее назначение глюкокортикоидов, которые которые ускоряют разрешение инфильтратов, но затрудняют постановку правильного диагноза. Но, если человек не выздлоравливает без лечения, ему дают преднизолон. Начальная доза составляет от 15 до 20 мг в сутки. На 5 мг дозу нужно снизить через день после первого приема. Суточную дозу нужно делить на 3 приема. Курс лечения длится 6-8 суток.

При наличии проявлений бронхообструктивного синдрома для лечения могут понадобиться такие средства:

  • аминофиллин внутрь
  • бета-адреномиметики (ингаляционный путь)
  • базисная терапия

Показания к госпитализации

  • Тяжёлое течение паразитарной инфекции, при котором организм обезвожен
  • Невозможность полной элиминации эпидермального, бытового, пыльцевого аллергена из окружающей среды

Прогноз в большинстве случаев благоприятный. Важно соблюдать меры гигиены, особенно тем, кто проживает в одном помещении с какими-либо животными. При аллергической природе заболевания важно запомнить рекомендации врача-аллерголога, которые касаются приема травяных препаратов и лекарств.

Эозинофилы и эозинофилии

Эльдар Хусеевич Анаев
Старший научный сотрудник НИИ пульмонологии МЗ РФ, Москва

Эозинофилы – это гранулярные лейкоциты, обнаруживаемые в крови и тканях у здоровых людей в небольших количествах. В норме число эозинофилов в крови меньше 350 клеток/мкл (до 6% всех лейкоцитов). Функции этих клеток еще до конца неизвестны.

В клинической практике встречаются болезни и состояния, при которых содержание эозинофилов в периферической крови и тканях увеличивается (эозинофилия). Повышение числа эозинофилов более 1500 клеток/мкл относят к гиперэозинофилиям.

Эозинофил как отдельный клеточный элемент описан впервые Paul Ehrlich в 1879 г. Именно он применил кислый краситель эозин, названный в честь греческой богини утренней зари, для гистологической окраски крови и тканей. Ehrlich показал, что эозинофилы составляют от 1 до 3% лейкоцитов периферической крови у здоровых индивидуумов.

В течение последующих 40 лет накопилось много информации об эозинофилах: повышение числа клеток было связано с бронхиальной астмой (БА) и гельминтной инвазией. Также число эозинофилов значительно повышалось в тканях животных после анафилактической реакции. Это позволило предположить, что эозинофилы обеспечивают гиперчувствительность при анафилаксии. Эта гипотеза оставалась основным объяснением функции эозинофилов с начала века до 1980-х годов [1]. В 1950!е годы функция эозинофилов была настолько малоизвестна, что их предположительно относили к предшественникам эритроцитов [2].

При светооптическом исследовании диаметр эозинофилов составляет 12–17 мкм; они обычно несколько крупнее, чем нейтрофилы. В отличие от зрелых полиморфноядерных лейкоцитов (ПМЯЛ), ядра которых имеют около четырех долек, ядра эозинофилов, как правило, состоят из двух долек, связанных между собой нитью. Основным своеобразием их цитоплазмы является наличие двух типов специфических гранул (больших и малых), которые имеют красный или оранжевый цвет [3]. Даже в плохо окрашенных мазках их можно отличить от гранул нейтрофилов, так как они более многочисленны и отчетливо крупнее. Большие гранулы содержат основные протеины, которые являются уникальными для эозинофилов.

К ним относятся: большой основной протеин (БОП), эозинофильный катионный протеин (ЭКП), эозинофильная пероксидаза (ЭПО), эозинофильный нейротоксин (ЭН), ранее называемый эозинофильным протеином Х, и гомолог БОП [1].

В активированных эозинофилах число гранул значительно уменьшается и клетки часто вакуолизируются, становясь менее плотными, чем неактивированные эозинофилы [5].

Функции эозинофилов точно неизвестны. Они обладают многими функциями других циркулирующих фагоцитов, таких как ПМЯЛ и моноциты. Хотя эозинофилы способны к фагоцитозу, они уничтожают находящиеся внутри них бактерии менее эффективно, чем нейтрофилы.

Прямых доказательств того, что эозинофилы убивают паразитов in vivo, нет, но они токсичны для гельминтов in vitro, и гельминтозы часто сопровождаются эозинофилией [1]. Эозинофилы могут модулировать реакции гиперчувствительности немедленного типа, инактивируя медиаторы, высвобождаемые тучными клетками (гистамин, лейкотриены, лизофосфолипиды и гепарин).

БОП и ЭКП токсичны для некоторых паразитов и клеток млекопитающих. ЭН способен серьезно повреждать миелиновые нервные волокна. БОП и ЭКП связывают гепарин и нейтрализуют его противосвертывающую активность. ЭПО в присутствии перекиси водорода и галогенов генерирует окислительные радикалы [6]. Длительная эозинофилия иногда приводит к повреждению тканей, механизмы которого пока не ясны. Степень повреждения связана с эозинофильной инфильтрацией тканей, продолжительностью эозинофилии и степенью активации эозинофилов [7]. Наибольшее повреждающее действие эозинофилов обнаружено при состояниях, подобных болезни Леффлера (эозинофильный фибропластический эндокардит) и идиопатическому гиперэозинофильному синдрому [2].

Эозинофилы – это неделящиеся гранулоциты, которые, как и другие ПМЯЛ, непрерывно образуются в костном мозге из единой стволовой клетки. Эозинофилопоэз и дифференцировку эозинофилов из клеток-предшественников регулируют Т-лимфоциты путем секреции колониестимулирующего фактора гранулоцитов и макрофагов (ГМ!КСФ), интерлейкина-3 (ИЛ-3) и ИЛ!5 [8, 9]. Кроме того, ИЛ-5 и ГМ!КСФ активируют эозинофилы, индуцируя переход клеток из нормальной плотности в низкую (меньше 1,085) [10].

Продолжительность жизни эозинофилов составляет 10–12 дней. Покинув костный мозг, где они образуются и созревают в течение 3–4 дней, эозинофилы несколько часов циркулируют в крови (период их полужизни составляет 6–12 ч). Затем, подобно нейтрофилам, они покидают кровяное русло и уходят в периваскулярные ткани, главным образом в легкие, желудочно-кишечный тракт и кожу, где остаются в течение 10–14 дней. На каждый эозинофил периферической крови приходится примерно 200–300 эозинофилов в костном мозге и 100–200 в других тканях [11].

Эозинофилы в нормальном мазке крови составляют от 1 до 5% лейкоцитов. В абсолютных числах за норму принято 120–350 эозинофилов в 1 мкл (120–350 . 106/л) периферической крови. Уровень от 500 до 1500 эозинофилов/мкл рассматривается как легкая эозинофилия, а свыше 1500 клеток/мкл – как гиперэозинофилия: умеренная (1500–5000 клеток/мкл) и выраженная (более 5000 клеток/мкл).

Абсолютное число эозинофилов в периферической крови у здоровых людей варьирует. Суточные колебания числа эозинофилов находятся в обратной зависимости от уровня кортизола в плазме, причем максимум приходится на ночные часы, а минимум – на утренние [12].

Эозинофилия более 5000 клеток/мкл встречается редко. У некоторых пациентов с лейкоцитозом выше 100000 клеток/мкл 75% клеток могут быть эозинофилами. Число гиперэозинофильных состояний ограничено. К ним относятся: паразитарные инвазии, новообразования (острый миелолейкоз, острый лимфобластный лейкоз, эозинофильная лейкемия), реакция на токсины (синдром токсического масла), синдром эозинофилии–миалгии (прием L-триптофана), идиопатический гиперэозинофильный синдром (ИГЭС), узелковый периартериит.

Причин умеренной эозинофилии известно много. Повышенное количество эозинофилов в периферической крови дерматологи часто обнаруживают у пациентов с кожной сыпью, а пульмонологи – в связи с легочными инфильтратами и аллергическими реакциями. Наиболее частой причиной эозинофилии у детей являются паразитарные инвазии, а у взрослых – реакция на лекарственный препарат [13]. Важнейшие причины эозинофилии представлены в табл. 1.

Таблица 1. Основные причины эозинофилии

Наиболее частая причина эозинофилии – аллергические заболевания, в первую очередь болезни дыхательных путей и кожи.

Сравнение различных форм БА показывает, что количество эозинофилов при атопической форме выше, чем при неатопической, и еще выше у больных с аспириновой БА [16]. У пациентов без симптомов, особенно получающих базисное лечение глюкокортикостероидами (ГКС), количество эозинофилов часто нормальное [17].

У пациентов с тяжелым обострением БА отмечалась эозинопения, связанная с миграцией эозинофилов в респираторный тракт, что сопряжено с ухудшением функции легких и параллельным повышением концентрации ЭКП в сыворотке [18]. Исследования биоптатов, взятых из бронхов больных БА во время приступа или вскоре после него, также показали значительную эозинофилию [4].

Эозинофилию способна вызвать почти любая паразитарная инвазия тканей, исключение обычно составляют протозойные и неинвазивные метазойные возбудители [19]. Наиболее частая причина гиперэозинофилии – токсокароз, вызываемый инвазией личинок нематод Toxocara canis и T. cati, являющихся обычными кишечными паразитами собак и кошек, во внутренние органы человека с последующей длительной их миграцией по организму. Типичными симптомами являются лихорадка, кашель, хрипы в легких (пневмонит), гепатоспленомегалия, генерализованная лимфаденопатия, кожная сыпь и (редко) псевдоопухоль глаза.

Лабораторные признаки болезни: анемия, лейкоцитоз более 100000 клеток/мкл, 80–90% из которых составляют эозинофилы, гиперглобулинемия и гипоальбуминемия [20]. Прогноз благоприятный, выздоровление происходит самопроизвольно через 6–18 мес. Лечение проводят тиабендазолом и диэтилкарбамазином при наличии миокардита. Высокая эозинофилия периферической крови, часто с легочными инфильтратами, встречается и при стронгилоидозе, аскаридозе, трихинеллезе, описторхозе и шистосомозе [21].

Редкой причиной гиперэозинофилии (чаще у детей) может быть эозинофильная лейкемия. Она проявляется симптомами острого миелолейкоза; характерная особенность – быстрое развитие сердечной недостаточности вследствие поражения эндокарда и клапанов сердца. Лечение включает гидроксимочевину и винкристин. При поражении клапанов сердца показано хирургическое лечение [2].

Идиопатический гиперэозинофильный синдром

ИГЭС – редкое состояние неизвестной этиологии, впервые описанное в 1968 г. Для этого синдрома характерны три особенности: сохраняющаяся не менее 6 мес гиперэозинофилия периферической крови (более 1500 клеток/мкл), отсутствие других причин эозинофилии, изменения органов или их функций, которые прямо связаны с эозинофилией или не находят другого объяснения [2]. Преимущественно болеют мужчины старше 30 лет. Эозинофилия в редких случаях может достигать 50000 клеток/мкл.

Характерны поражение кожи (сыпь), головного мозга (судороги), сердца (эндокардитический фиброэластоз) и печени (гепатит). При отсутствии лечения возможно развитие рестриктивной сердечной недостаточности. Лечение ГКС, винкристином, гидроксимочевиной и .!интерфероном может замедлить прогрессирование болезни [21].

Это заболевание характеризуется сегментарным воспалением и некрозом средних артерий мышечного типа. Чаще заболевают мужчины среднего возраста. В начале заболевания наиболее обычны лихорадка, боль в животе, симптомы множественного мононеврита, кожная сыпь, слабость, похудание, артралгии и почечная недостаточность. В анализе крови – лейкоцитоз до 20000–40000 клеток/мкл, повышение иммуноглобулинов в сыворотке, часто протеинурия и гематурия. Хотя лейкоцитоз обычно бывает нейтрофильным, у части больных более 50% лейкоцитов составляют зрелые эозинофилы. Диагноз ставится только при выявлении признаков некротизирующего васкулита в биоптате тканей из типичных зон повреждения в период острого воспаления. Лечение ГКС и иммунодепрессантами предотвращает прогрессирование болезни и может вызвать ремиссию [2].

В течение последних 20 лет произошли две большие эпидемии. В 1981 г. в Испании была зарегистрирована вспышка так называемого синдрома токсического масла. Источником эпидемии явилось употребление в пищу предназначенного для промышленных целей рапсового масла, которое было маркировано как оливковое [23]. Заболело около 20 тыс. человек, смертность составила более 1,5%. На ранней стадии заболевание проявлялось лихорадкой, кашлем, кожной сыпью, миалгией и эозинофилией до 20000 клеток/мкл; на более поздней стадии – отеками конечностей, склеродермоподобными изменениями кожи, полинейропатией, мышечной слабостью и сгибательными контрактурами [24].

Синдром эозинофилии–миалгии описан впервые в 1989 г. у больных, длительно принимавших в больших дозах L-триптофан в качестве седативного средства [25]. У больных наряду с генерализованной миалгией и эозинофилией более 1000 клеток/мкл отмечалось поражение легких, проявлявшееся непродуктивным кашлем, одышкой и болями в грудной клетке. При рентгенологическом исследовании обнаруживали двухсторонние легочные инфильтраты, иногда плевральный выпот. Лечение ГКС приводило к быстрому купированию клинических проявлений синдрома эозинофилии–миалгии и нормализации уровня эозинофилов [24].

Эозинофильные инфильтраты легких

Эозинофильные инфильтраты легких, или эозинофильные пневмонии, охватывают несколько патологических состояний разной этиологии, для которых характерны эозинофильная инфильтрация легких и, как правило, эозинофилия периферической крови.

Простая легочная эозинофилия впервые описана Леффлером в 1932 г. Причины ее неизвестны. Характерны летучие легочные инфильтраты, сопровождаемые небольшой лихорадкой, минимальными респираторными нарушениями, умеренной эозинофилией периферической крови, а также быстрое спонтанное разрешение [26].

Хроническая эозинофильная пневмония имеет черты системного заболевания, с кашлем, одышкой, лихорадкой, потерей веса, анемией, гепатомегалией и диффузным увеличением лимфатических узлов. Преимущественно болеют женщины старше 30 лет.

Характерны высокая эозинофилия периферической крови, увеличение количества ПМЯЛ, небольшой подъем уровня IgE. На рентгенограммах – одно- и двухсторонние тени, располагающиеся в верхушках легких и по периферии.

При биопсии легких выявляется эозинофилия без сопутствующего артериита. Лечение ГКС дает хорошие результаты, хотя после их отмены инфильтраты снова могут появляться [27].

Аллергический бронхолегочный аспергиллез (АБЛА) является одной из частых причин эозинофильной пневмонии у больных БА. Для уточнения диагноза необходима постановка кожного prick-теста с Aspergillus fumigatus. Количество эозинофилов в крови обычно выше 1000 клеток/мкл; одновременно с появлением преходящих инфильтратов, выявляемых при рентгенографии легких, эозинофилия становится больше 2000 клеток/мкл. Уровень общего IgE и специфичных IgE к A. fumigatus бывает очень высоким. Также для АБЛА характерны своеобразные бронхоэктазы центрального типа. Лечение проводят ГКС и другими противоастматическими препаратами. Успех лечения и благоприятный прогноз оцениваются по непрерывному падению уровня IgE сыворотки [21]. Поражения легких другими грибками (Candida albicans,Curvularia lunata, Dreschlera hawaiiensis) редко сочетаются с эозинофильными легочными инфильтратами [28].

Тропическая легочная эозинофилия вызывается микрофиляриями, которых обычно в крови не находят. Наблюдается персистирующая эозинофилия, которая может достигать 50000 клеток/мкл, с одновременным подъемом уровня IgE и высоким титром антифилярийных антител [29].

Аллергический гранулематоз, или синдром Churg–Strauss, описан в 1951 г. и включает тяжелую БА с гиперэозинофилией, эозинофильными инфильтратами, некротизирующими эозинофильными васкулитами и гранулемами в различных органах [30].

Мужчины и женщины болеют с одинаковой частотой. БА часто предшествует васкулиту. Число эозинофилов в периферической крови увеличено от 1500 до 30000 клеток/мкл (более 10%), часто повышен уровень IgE сыворотки. Лечение проводят высокими дозами ГКС (30–80 мг/сут), при резистентности к которым показано назначение азатиоприна [31, 32].

Прием большого количества препаратов может привести к развитию умеренной эозинофилии. Эозинофильная лекарственная реакция может протекать бессимптомно и быть единственным проявлением гиперчувствительности к препарату или сочетаться с разнообразными синдромами: интерстициальным нефритом, лихорадкой, кожной сыпью, лимфаденопатией, гепатоспленомегалией, артритом, синдромом Стивенса–Джонсона. Основные группы лекарственных препаратов, прием которых может привести к эозинофилии, приведены в табл. 2.

Таблица 2. Лекарственные средства, приводящие к эозинофилии

Наиболее часто ее вызывают антибиотики, противомикробные средства, цитостатики, НПВП и психотропные препараты [21]. Через 7–10 дней после прекращения приема препарата число эозинофилов нормализуется [2]. Итак, клинические, диагностические, лечебные и прогностические признаки различных легочных эозинофилий существенно различаются. Для окончательного понимания этих расстройств необходимо проведение дальнейших исследований.

Медицинская энциклопедия (сводная)
Эозинофилии лёгочные

Эозинофилии лёгочные — общее название нескольких синдромов и болезней, обязательными признаками которых являются летучие или персистирующие легочные инфильтраты и высокое содержание эозинофилов в периферической крови: для определенной патологии, кроме того, характерно сочетание с бронхиальной астмой или обструктивным синдромом. Различают Леффлера синдром (простую легочную эозинофилию), аллергический бронхолегочный аспергиллез, тропическую эозинофилию, некоторые виды эозинофильных васкулитов.

Аллергический бронхолегочный аспергиллез — аллергическое поражение бронхов и легких, вызываемое грибками рода Aspergillus (чаще Aspergillus fumigatus) у больных атопической бронхиальной астмой (Бронхиальная астма). Споры Aspergillus fumigatus попадают с вдыхаемым воздухом в крупные бронхи, где происходит неинвазивный рост грибков, вызывающих аллергическое воспаление.

Заболевание чаще начинается остро, преимущественно в сырое холодное время года с повышения температуры тела до субфебрильных или фебрильных цифр, затем появляется или усиливается кашель с выделением слизисто-гнойной мокроты, иногда с примесью крови и коричневатыми образованиями в форме слепков бронхов (мицелий грибка). Отмечаются жалобы на боли в грудной клетке, выраженную общую слабость, недомогание; проявления астмы, как правило, усугубляются. Выявляются бледность кожи и признаки интоксикации. При физикальном обследовании помимо симптомов, характерных для бронхиальной астмы в фазе обострения, примерно в половине случаев определяют участки притупления перкуторного звука, над которыми выслушиваются мелкопузырчатые влажные хрипы.

Рентгенологически обнаруживают единичные или множественные легочные инфильтраты (чаще в верхних отделах легких) различной величины (иногда занимают половину легкого). При бронхоскопии у длительно болеющих выявляются так называемые центральные бронхоэктазы в крупных и средних бронхах.

В периферической крови отмечается эозинофилия (свыше 20%), возможны умеренный лейкоцитоз и увеличенная СОЭ. В мокроте преобладают эозинофилы, часто обнаруживаются элементы мицелия грибка. Практически у всех больных при проведении кожных тестов с экстрактом из Aspergillus fumigatus определяют типичную реакцию по немедленному типу. Положительные внутрикожные тесты у большинства больных выражаются двумя типами реакций — немедленной и поздней; последняя появляется через 4-6 ч, достигает максимума через 8 ч (в виде отека, гиперемии, воспаления и иногда некроза в центре места введения аллергена).

Содержание общего lgE в сыворотке крови больных аллергическим бронхолегочным аспергиллезом, как правило, превышает таковое при атопической бронхиальной астме и нередко составляет 1000 ME и более. В периоды относительной ремиссии заболевания содержание lgE снижается, в фазе эозинофильных инфильтратов вновь резко повышается.

Локализация инфильтратов в верхних долях легких в сочетании с субфебрилитетом заставляют дифференцировать аллергический бронхолегочный аспергиллез с туберкулезом легких (см. Туберкулез органов дыхания (Туберкулёз органов дыхания)). В пользу первого свидетельствуют высокая эозинофилия периферической крови, а также положительные кожные тесты с экстрактом из Aspergillus fumigatus и выявление специфических lgE- и lgE-антител. Дифференциальный диагноз с хроническим Бронхитом основывается на тех же признаках, а также на типичной для аллергического бронхолегочного аспергиллеза проксимальной локализации бронхоэктазов.

Лечебные мероприятия направлены на уничтожение или снижение иммунопатологических свойств возбудителя, изменение степени сенсибилизации организма и уменьшение активности аллергического процесса. Описаны случаи успешного применения амфотерицина В, перспективным антимикотическим препаратом является низорал. Для подавления активности аллергического воспаления используют глюкокортикостероиды длительными курсами (до 3 месяцев). В фазе обострения назначают преднизолон по 0,5 мг/кг с постепенным снижением суточной дозы до полной отмены препарата. Применение ингаляционных форм глюкокортикостероидов приводит к учащению рецидивов болезни. Обязательна муколитическая терапия. Лечение бронхиальной астмы проводится обычными методами.

Заболевание даже при своевременной диагностике и адекватном лечении, как правило, приобретает хроническое течение. Тяжесть астмы усугубляется, часто повторяются подъемы температуры тела, больных постоянно беспокоит кашель со слизисто-гнойной мокротой, несвойственной неосложненной атопической бронхиальной астме, рецидивируют эозинофильные инфильтраты, в периоды относительной ремиссии патологического процесса сохраняется высокая эозинофилия. При длительном течении аллергического бронхолегочного аспергиллеза формируются перибронхиальный и очаговый Пневмосклероз, узелковые уплотнения легочной ткани, центральные ателектазы, легочное сердце (Лёгочное сердце).

Профилактика заключается в ограничении контакта больных бронхиальной астмой с сырыми гниющими органическими веществами, поддержании низкой влажности в жилых помещениях, т.к. высокая влажность способствует массивному росту Aspergillus fumigatus. Не рекомендуется проживание больных бронхиальной астмой в местностях с влажным климатом.

Тропическая эозинофилия вызывается филяриями, преимущественно видов Wuchereria bancrofti и Brugia malayi. Клинически характеризуется кашлем, повышением температуры тела, общей слабостью, похуданием, иногда приступами удушья. В анализах крови определяются лейкоцитоз до 50․10 9 /л и очень высокая эозинофилия (80-90%). При рентгенологическом обследовании в легких обнаруживаются множественные мелкие тени, что напоминает картину милиарного туберкулеза. Легочные инфильтраты сохраняются долго, иногда в течение нескольких месяцев. Эффективно лечение диэтилкарбамазином.

Астматический вариант узелкового периартериита начинается с типичных проявлений бронхиальной астмы без признаков атопии. Астма, как правило, имеет черты тяжелого течения с частыми подъемами температуры тела и значительной эозинофилией крови. Затем присоединяются рецидивирующие легочные инфильтраты, появление которых сопровождается высокой лихорадкой и эозинофильным лейкоцитозом (содержание эозинофилов в периферической крови до 80-90%). Инфильтраты держатся длительно и обычно не разрешаются до назначения глюкокортикостероидов. Период астматических проявлений может продолжаться несколько лет до генерализации процесса с характерной для периартериита узелкового (Периартрит) полисистемностью проявлений — поражениями почек, центральной и периферической нервной систем, органов брюшной полости с типичными болевыми кризами. Часто выявляются кожные проявления в виде эритемы, папулезных элементов, пурпуры, а также узелков, расположенных в коже или подкожной клетчатке. Тяжелое поражение суставов возникает редко, чаще наблюдаются артралгии. Характерно, что в периоде генерализации и нарастания тяжести заболевания течение бронхиальной астмы становится более легким, в терминальной фазе она, как правило, вообще исчезает.

Описаны близкие к астматической форме узелкового периартериита синдромы с относительно благоприятным течением, продолжающиеся много лет, диагноз которых в фазе изолированных астматических проявлений практически невозможен. Заподозрить астматический дебют узелкового периартериита можно при наличии у больных частых необоснованных подъемов температуры тела, относительно высокой эозинофилии, увеличенной СОЭ. В периоде эозинофильных легочных инфильтратов диагноз становится более вероятным, генерализация процесса делает его очевидным. Помогает в постановке диагноза гистологическое исследование биоптатов кожных узелков.

Лечение заболевания в фазе астмы проводится обычными методами — назначают бронхоспазмолитики, кромолин-натрий, ингаляционные стероиды. Необоснованное использование антибактериальных препаратов может обусловить быстрое прогрессирование болезни. В стадии эозинофильных инфильтратов показано систематическое применение глюкокортикостероидов, дозы которых регулируются в зависимости от фазы болезни (в фазе обострения показаны большие дозы — до 100 мг преднизолона в сутки внутрь, поддерживающие дозы — до 30 мг). Эффективно применение глюкокортикостероидов в сочетании с иммунодепрессантами (меркаптопурином, метотрексатом).

Прогноз астматического варианта узелкового периартериита неблагоприятный, хотя при рано начатом лечении глюкокортикостероидными гормонами удается продлить жизнь больных.

Библиогр.: Бронхиальная астма, пер. с англ., под ред. М.Э. Гершвина, с. 289, М., 1984; Клиническая иммунология и аллергология, под ред. Л. Йегера, т. 3, с. 180, М., 1990; Тернер-Уорвик М., Иммунология легких, пер. с англ., с. 115, М., 1982.

Эозинофилия

Состояние организма, при котором в крови диагностируется относительное или абсолютное возрастание количества эозинофилов. Это не самостоятельное заболевание, а своеобразный симптом, который указывает на наличие в организме человека различных аллергических, инфекционных, аутоиммунных и прочих патологий.

Причины возникновения. Основная причина – наличие в организме различного рода болезней, таких как:

гематологические патологии, такие как острый лейкоз, лимфогранулематоз, анемия;

паразитарные заболевания – лямблиоз, аскаридоз, парагонимоз, малярия, токсокароз;

новообразования злокачественного характера;

нарушения в работе ЖКТ;

хорея, гипоксия, скарлатина, дефицит магния в организме;

приём некоторых синтетических медицинских препаратов – аспирин, имипрамин, димедрол, андрогены, эстрогены.

Факторы риска. Данное патологическое состояние встречается с одинаковой частотой как у мужчин, так и у женщин, любого возраста.

Виды и типы. Норма эозинофилов в крови у взрослого человека составляет от 0,02х109 до 0,3х109/литр. Выделяют три степени развития эозинофилии у человека:

Небольшая. Уровень данных клеток крови повышается не более, чем на 10% от общего их числа;

Умеренная. Уровень повышается на 10–20%;

Высокая. Повышение содержания клеток в крови более чем на 20%.

В зависимости от причин возникновения и локализации проявлений, выделяют такие формы эозинофилии:

эозинофилия при прогрессировании онкологических патологий;

эозинофилия при астме;

эозинофилия паразитарного характера.

Симптомы. Напрямую зависят от того, на фоне какого недуга развилось это патологическое состояние.

При аутоиммунных патологиях: повышение температуры (возможно повышение до критического уровня); анемия; суставные боли; снижение массы тела; полиорганная недостаточность; гепатоспленомегалия; поражение сосудов воспалительного характера.

При паразитарных инвазиях: боль в мышечных структурах; лимфаденопатия; синдром Леффлера; тахикардия; гепатоспленомегалия; интоксикационный синдром; суставные боли.

Лучшая статья за этот месяц:  Аллергия на гель лак

При аллергических патологиях: зуд; уртикарная сыпь; кожный покров человека может быть сильно пересушенным либо же на нём может наблюдаться мокнутие; формирование на коже язв; отслоение эпидермиса (симптом, которые развивается при тяжёлых стадиях патологии).

При легочной эозинофилии: сухой кашель приступообразного характера, особенно в ночное время; снижение или полное отсутствие аппетита; снижение массы тела; выраженная эозинофилия в анализе крови.

Диагностика. Наиболее информативным методом диагностики является анализ крови. Он позволяет оценить уровень повышения эозинофилов, их процентное соотношение. Для выявления первопричины эозинофилии назначают:

мазок из слизистой носа;

анализ кала на обнаружение в нём яиц глистов;

бронхоскопия и прочее.

Лечение. Лечение самого состояния не имеет смысла, все мероприятия сводятся к лечению причин заболевания.

Аллергология легочная эозинофилия

1. Малая медицинская энциклопедия. — М.: Медицинская энциклопедия. 1991—96 гг. 2. Первая медицинская помощь. — М.: Большая Российская Энциклопедия. 1994 г. 3. Энциклопедический словарь медицинских терминов. — М.: Советская энциклопедия. — 1982—1984 гг .

Смотреть что такое «Эозинофилии лёгочные» в других словарях:

Лёгкие — I Легкие (pulmones) парный орган, расположенный в грудной полости, осуществляющий газообмен между вдыхаемым воздухом и кровью. Основной функцией Л. является дыхательная (см. Дыхание). Необходимыми компонентами для ее реализации служат вентиляция… … Медицинская энциклопедия

Эозинофильная пневмония — Эозинофил, микрофотография. МКБ 10 J82.82 … Википедия

Бронхиальная астма — Различные ингаляторы, используемые при бронхиальной астме … Википедия

Легочные эозинофилии

Гетерогенная группа заболеваний, для которых характерны скопления эозинофилов в альвеолах и интерстициальной ткани легких.

1. Эозинофилии при паразитарных инвазиях: касаются чаще всего тех паразитов, которые в процессе развития проходят через легкие (аскарида человеческая, угрица кишечная (стронгилоидоз) и анкилостома двенадцатиперстная), что иногда вызывает кашель, ринит, потерю аппетита, ночные поты, небольшое повышение температуры тела, реже свистящие хрипы и одышку; кроме того, обнаруживают эозинофилию в периферической крови. Следует искать личинки паразитов в мокроте. Яйца в кале могут быть обнаружены только спустя несколько недель после инфицирования. Эозинофилию периферической крови могут также вызвать паразиты, находящиеся в крови или в тканях (токсокара собачья, трихинелла спиралевидная и солитер).

2. Аллергический бронхолегочной аспергиллез : характеризуется наличием эозинофильных инфильтратов в легких, чаще всего у больных БА, реже при муковисцидозе вследствие повышенной чувствительности к антигенам Aspergillus fumigatus во время инфицирования бронхов. Возможное течение : острая форма → ремиссия → обострение → стероидозависимая БА → обширный фиброз легкого и бронхоэктазы. Симптомы острой стадии : усиление симптомов БА и кашель, иногда повышение температуры тела; временами отхаркивание коричневых пробок. РГ грудной клетки: альвеолярные консолидации, иногда лентовидные затемнения. Инфильтраты могут рецидивировать в том же или в другом месте. К хроническим изменениям относятся проксимальные бронхоэктазы (характерный признак). Диагноз: основывается на наличии 6 из 7 критериев:

1) атопическая БА или муковисцидоз;

2) эозинофилия в периферической крови >1000/мкл;

3) положительный результат кожного теста с антигенами A. fumigatus ;

4) положительная реакция преципитации с антигенами A. fumigatus ;

5) увеличение концентрации общего IgE или IgE, специфического для A. fumigatus ;

6) инфильтраты в легких;

7) проксимальные бронхоэктазы.

Дифференциальный диагноз: другие эозинофилии легких, криптогенная организующаяся пневмония (КОП), эозинофильные сосудистые изменения, особенно эозинофильный гранулематоз с васкулитом (синдром Черджа-Стросс). Лечение: преднизолон п/о 0,5 мг/кг в период обострений. Больные с рецидивирующими обострениями или прогрессирующим повреждением легких: продолжительная кортикостероидная терапия. При недостаточном ответе на ГКС следует применить итраконазол п/о 200 мг 1 × в день.

3. Хроническая эозинофильная пневмония : этиология неизвестна. Чаще всего у женщин среднего возраста. Одной трети случаев сопутствует БА. Симптомы: лихорадка, ночные поты, кашель, потеря массы тела. На РГ грудной клетки: альвеолярные консолидации, которые занимают периферические части легких, их локализация не соответствует расположению сегментов, в 25 % случаев мигрирующие. Обычно, эозинофилия в крови, всегда значительная эозинофилия жидкости, полученной при БАЛ. Диагноз : клиническая картина + эозинофилия; редко необходима хирургическая биопсия легкого. Лечение: преднизон 0,5 мг/кг/сут. в течение 2 нед., дальше 0,25 мг/кг/сут.; улучшение обычно в течение 24 ч. Лечение продолжают ≥6 мес., постепенно уменьшая дозу.

4. Острая эозинофильная пневмония : этиология неизвестна. Симптомы : лихорадка, одышка, мышечная и плевральная боль. В течение 1–5 дней обычно развивается дыхательная недостаточность, требующая искусственной вентиляции. РГ грудной клетки: изначально умеренно рассеянные интерстициальные изменения, которые быстро прогрессируют (иногда в течение нескольких часов до 2 дней) в диффузные зоны альвеолярной консолидации. У большинства больных имеется жидкость в плевральной полости. Очень высокая эозинофилия в жидкости, полученной из БАЛ и плевральной полости; количество эозинофилов в крови может быть нормальным. Диагностика: клиническая картина и значительная эозинофилия в жидкости из БАЛ. Необходимо исключить вирусную пневмонию, острую интерстициальную пневмонию и ОРДС. Лечение: метилпреднизолон в/в 125 мг каждые 6 ч до ликвидации дыхательной недостаточности, затем преднизолон п/о 40–60 мг/сут. в течение 2–4 нед.

5. Эозинофильный бронхит : иногда его причисляют к легочным эозинофилиям, но он не является интерстициальным заболеванием; характеризуется хроническим кашлем, в индуцированной мокроте обнаруживают >3 % эозинофилов. Гиперреактивности бронхов нет. Лечение: ингаляционные ГКС.

6. Другие: хронический эозинофильный лейкоз →разд. 15.9, эозинофильный гранулематоз с васкулитом (синдром Черджа-Стросс) →разд. 16.8.4.

Синдром Леффлера

Синдром Леффлера — аллергическая болезнь, при которой в периферической крови увеличивается чисто эозинофилов, в одном или двух легких образуются эозинофильные инфильтраты. Заболевание также известно как простая легочная эозинофилия, эозинофильный летучий инфильтрат легкого, простая эозинофильная пневмония.

Бывает первый и второй синдром Леффлера: эозинофильный летучий инфильтрат и рестриктивная кардиомиопатия. В МКБ-10 болезнь обозначается кодом J82. 41,42: Эозинофильная астма, пневмония Лёффлера. Данный синдром фиксируют во всех странах, но чаще всего в тропическом климате. Частота среди женщин и мужчин одинаковая, в основном бывает в возрасте от 16 до 40 лет.

Классификация

По патогенезу и этиологии (причинам) делится на три вида:

  • обусловленный сенсибилизацией к аэроаллергенам
  • вызванный паразитарной инвазией
  • развившийся вследствие лекарственной аллергии

Симптомы и жалобы

Жалоб у большей части больных нет. Редко бывает кашель, в основном сухой или с вязкой мокротой в небольшом количестве, может быть примесь крови. Еще одна жалоба — субфебрильная температура. Часто у больного — признаки бронхоспазма. Аускультативные методы обнаруживают сухие хрипы, локализация которых в основном в верхних отделах лёгких.

Лабораторные анализы обязательны, в крови обнаруживают выявляют лейкоцитоз с большим количеством эозинофилов (до 50-70%); после появления лёгочных инфильтратов эозинофилия максимальна. Инфильтраты «летучие», они могут самостоятельно ликвидироваться без вмешательства спустя 3-4 дня, после этого в легочной ткани рубцов не наблюдается.

При массивной гематогенной диссеминации личинок и яиц паразитов (трихинелл, шистосом, аскарид) в органы и ткани организма, включая легочную ткань, появляются такие симптомы:

Длительное существование инфильтратов может быть объяснено попаданием паразитов в ткани легкого. Такое бывает, например, при заражении ребенка или взрослого нематодой Paragonimus westermani. Взрослые особи мигрируют в лёгочную ткань через диафрагму и стенку кишечника, в патологический процесс вовлекается плевра. В исходе воспаления формируются фиброзные узлы, которые сливаются в части случаев с образованием кистозных полостей.

Причины и возбудители

Синдром Леффлера первый раз был описан профессором Цюрихского университета Вильгельмом Лёффлером в 1932 году. Исследователем было доказано, что в развитии эозинофильного воспалении легочной ткани играют роль гельминты: их личинки проходят в процессе миграции через ткани легкого. На сегодня под синдромом Леффлера подразумевается ряд воспалительных процессов в одном или обоих лёгких, имеющих различную этиологию.

К развитию заболевания может привести попадание в организм практически любых паразитов:

  • анкилостомы
  • аскариды
  • стронгилоиды
  • трихинеллы
  • острицы
  • токсокары
  • печеночная двуустка
  • филярии
  • шистосомы
  • кошачья двуустка
  • другие плоские черви

В последние годы довольно часто у пациентов находят токсокароз, вызванный личинками нематод Toxocara cati и Toxocara canis, кишечных паразитов собак и кошек. В патогенезе рассматриваемого синдрома имеют значение ингаляционные аллергены (попадающие в организм путем вдыхания воздуха с частичками):

  • споры грибов
  • пыльца растений
  • лекарства (пенициллины, сульфаниламиды, соединения золота)
  • некоторые производственные вещества (например, никелевая пыль)

Но часто причина легочного инфильтрата остается неустановленной, тогда медики говорят об эозинофильной пневмопатии.

Патогенез

В основе патогенеза заболевания I лежит аллергическая реакции немедленного типа, о чем свидетельствует «летучий» характер инфильтратов и полная их регрессия без формирования вторичных патологических очагов. Анализ крови больных эозинофильной пневмонией зачастую выявляет содержание IgE, превыщающее нормальные показатели. Гиперэозинофилия и гипериммуноглобулинемим формируются в процессе борьюы организма с паразитами.

Интенсивная эозинофильная инфильтрации лёгочной ткани и повышенное количество эозинофилов в крови свидетельствуют об участии эозинофильного хемотаксического фактора анафилаксии и формировании очагов воспаления аллергического характера. Это вещество выделяется лаброцитами (тучными клетками), когда они активируются неиммунными механизмами (фрагментами компонентов комплемента, гистамином, особенно С5а) и иммунными (обусловленными IgE).

В части случаев патогенез аналогичный таковому при феномена Артюса за счет образования преципитирующих антител к антигенам. В эозинофильных инфильтратах могут быть лимфоциты. Это говорит о том, что в патогенезе участвуют клеточно-опосредованные аллергические реакции.

Диагностика

Диагноз синдрома в основном трудностей для врача не вызывает. Типичными проявлениями являются высокая эозинофилия крови в сочетании с летучими легочными инфильтратами. При установлении причины, тем не менее, трудности довольно частые. Данные аллергологического анамнеза очень важны для врача-диагноста:

  • ранее обнаруженные аллергические заболевания
  • чёткая связь симптомов с профессиональными и бытовыми факторами
  • сезонные обострения риноконъюнктивального синдрома и астмы
  • фармакологический анамнез
  • семейный анамнез

Для обнаружения аллергических заболеваний, играющих роль в патогенезе, нужна консультация аллерголога. При подозрении на аллергический ринит прибегают к помощи отоларинголога.

Пример формулировки диагноза

Основной диагноз: синдром Лёффлера I.

Форма заболевания: висцеральная.

Лабораторная диагностика

Лабораторные исследования необходимы при подозрении на синдром Леффлера. Эта информация позволяет подтвердить данные физикального обследования и анамнеза. Общий анализ мокроты часто говорит о эозинофилах и кристаллах Шарко-Лейдена. В общем анализе крови в начале развития болезни зачастую обнаруживают высокую эозинофилию (до 20%). Но, когда процесс хронизируется, эозинофилы приходят в норму. В части случаев в крови находят высокое содержание IgE — показатель достигает отметки до 1000 МЕ/мл.

Кожные тесты проводят, чтобы обнаружить причину, возбудителя (споры низших грибов, пальцы, аллергены гельминтов). По показаниям врач может назначить провокационные назальные и ингаляционные пробы.

Обязательно во всех случаях проводят анализ кала. Присутствие в организме некоторых гельминтов дает шанс на обнаружение яиц паразита. При этом учитывается цикл их развития. Например, при первичном заражении аскаридами личинки внедряются в лёгкие лишь спустя одну или две недели, а яйца их в кале больного можно найти только спустя два или три месяца. При токсокарозе личинки паразита в организме человека не развиваются до взрослого состояния, потому анализ кала не обнаружит их яиц.

Врачи используют для диагностики серологические тесты, включающие реакцию связывания комплемента и реакцию преципитации. Применяются и клеточные тесты: реакция дегрануляции тучных клеток с соответствующими аллергенами, реакция дегрануляции базофилов по Шелли, выявление специфических IgE с помощью радиоаллергосорбентного теста и ИФА.

Инструментальная диагностика

Рентгенологическое исследование обнаруживает в легкие нечёткие инфильтраты округлой формы (единичные или множественные), которые локализируются субплеврально, в основном в верхних отделах двух легких. Если инфильтративное воспаление протекает долгое время, в исходе болезни может отмечаться формирование фиброзных узлов, которые сливаются, формируя кистозные полости. Оценка бронхиальной проходимости проводится при помощи исследования ФВД (функции внешнего дыхания). В части случаев необходимо проведение бронхомоторных тестов.

Лечение синдрома Леффлера

Больной может выздороветь спонтанно, без специального лечения. К фармакотерапии часто не прибегают. Основной целью лечения является, говоря научным языком, элиминация этиологического фактора. То есть, например, выведение токсокар из организма и препятствие их дальнейшему размножению внутри. Проводят дегельминтизацию, по возможности, устраняют контакт с аллергенами (аэроаллергенами, лекарствами), если именно они лежат в основе развития заболевания.

Противопаразитарная терапия

При глистной инвазии больному назначают противопаразитарные лекарственные средства. В последнее время часто назначают такие эффективные и хорошо переносимые лекарства:

  • карбендацим (принимать внутрь, однократно 0.01 г/кг)
  • альбендазол (принимать внутрь, однократно 400 мг; прописывают только пациентам старше 2 лет)
  • пирантел внутрь 10 мг однократно
  • мебендазол (принимают 100 мг внутрь один раз, можно только пациентам от 2 лет)

Лечение глюкокортикоидами

Не рекомендуется раннее назначение глюкокортикоидов, которые которые ускоряют разрешение инфильтратов, но затрудняют постановку правильного диагноза. Но, если человек не выздлоравливает без лечения, ему дают преднизолон. Начальная доза составляет от 15 до 20 мг в сутки. На 5 мг дозу нужно снизить через день после первого приема. Суточную дозу нужно делить на 3 приема. Курс лечения длится 6-8 суток.

При наличии проявлений бронхообструктивного синдрома для лечения могут понадобиться такие средства:

  • аминофиллин внутрь
  • бета-адреномиметики (ингаляционный путь)
  • базисная терапия

Показания к госпитализации

  • Тяжёлое течение паразитарной инфекции, при котором организм обезвожен
  • Невозможность полной элиминации эпидермального, бытового, пыльцевого аллергена из окружающей среды

Прогноз в большинстве случаев благоприятный. Важно соблюдать меры гигиены, особенно тем, кто проживает в одном помещении с какими-либо животными. При аллергической природе заболевания важно запомнить рекомендации врача-аллерголога, которые касаются приема травяных препаратов и лекарств.

Легочная эозинофилия и гранулематозные заболевания легких

Легочной эозинофилией (легочная инфильтрация с эозинофилией) обозначается группа заболеваний, при которых наблюдают затемнения в легких, часто мигрирующего характера, и которые протекают с эозинофилией в легких или периферической крови. Из-за наличия переходных форм в эту группу иногда включают такие состояния, при которых эозинофилия не считается закономерным явлением (например, гранулематоз Вегенера).

К группе легочных эозинофилий относят заболевания и с нехарактерной клинической картиной (синдром Леффлера), и с ярко выраженными симптомами (высокой температурой, упадком сил), заканчивающиеся летальным исходом в течение нескольких месяцев (например, гранулематоз Вегенера). Морфологические изменения также многообразны: от преходящих воспалений с эозинофильной инфильтрацией до распространенного гранулематоза и васкулита. У ряда заболеваний, особенно группы синдрома Шегрена, известны аллергены и патогенез (влияние ингаляционных аллергенов, миграция личинок паразитов через легкие). Определенную роль, вероятно, играют атопические реакции. При других, особенно при прогностически неблагоприятных, заболеваниях патогенетический механизм пока не ясен. Наряду с влиянием иммунных преципитатов предполагают также действие механизмов аутоагрессии).

Синдром Леффлера. W. Loffler описал заболевание, для которого было характерно появление летучих инфильтратов в легких и эозинофилий периферической крови. Существенных жалоб пациенты не высказывали. Основная проблема заключалась в дифференциальной диагностике. В последующем было описано значительное число подобных состояний. Поскольку механизм развития некоторых из них пока неизвестен, их включают в группу синдрома Леффлера.

Симптоматика . Изменения в легких обнаруживают случайно. Иногда больные жалуются на сухой продуктивный кашель и на легкие приступы удушья. Очень редко наблюдают высокую температуру и выраженную одышку, при которых рекомендуется назначать кортикостероиды.

Рентгенологические данные типичны, особенно в тех случаях, при которых благодаря динамическому наблюдению удается установить летучий характер инфильтраций. Затемнения бывают единичными и множественными. Обычно они гомогенны, не резко отграничены и расположены по периферии легкого. Инфильтраты могут в течение нескольких дней исчезать или менять локализацию, реже сохраняются в течение нескольких месяцев. В периферической крови наблюдают лейкоцитоз до 20- 109/л, преимущественно за счет эозинофильных гранулоцитов. В мокроте также может содержаться большое количество эозинофилов.

Диагностика основывается на рентгенологических данных и картине периферической крови. При аскаридозе и анкилостомозе необходимо проводить анализ на яйца глистов. При этом следует помнить, что миграция личинок паразитов через легкие происходит через 2 недели после заражения, а зрелые паразиты, выделяющие яйца, могут быть обнаружены только через 2 мес. Выявление яиц в период реакции со стороны легких возможно при длительном инфицировании. При токсокарозе эти исследования неинформативны. Кроме глистной инвазии, при синдроме Леффлера необходимо исключать туберкулез.

Морфологические данные . В немногочисленных публикациях по этой проблеме описывают диффузную инфильтрацию эозинофильными гранулоцитами ткани легких, а также альвеол. Наиболее ранними микроскопическими находками являются фибриноидные изменения капилляров с местной эозинофильной инфильтрацией. Пораженные сосуды отчасти бывают закрыты гиалиновыми тромбами. В далеко зашедших случаях наблюдают изменения типа периартериита и артериолита, иногда с гранулемами. Некротических изменений почти не бывает. Стенки бронхиол и мелких бронхов также инфильтрированы эозинофилами. Встречаются плазматические клетки. Базальная мембрана уплотнена и гиалинизирована. Просвет в части случаев закрыт слизистыми пробками.

Этиология синдрома, вероятно, различна, но существенную роль играют аллергические механизмы.

1. Возбудители паразитарных инфекций: Ascaris, Strongyloides, Ancilostoma, Toxocara, Shistosomum, Paragonimus westermanii, Wucheria bancrofti, Entamoeba, Trichuris, Fasciola, Trichinella — содержат довольно сильные аллергены. Известно, что длительный контакт с аскаридами, например в лаборатории, в большом проценте случаев ведет к аллергии, обусловленной реагинами (крапивница, ринит). При развитии паразита в организме почти всегда образуются антитела к его составным частям, которые выявляют при помощи кожных проб, реакции преципитации и РСК- W. Loftier предполагал связь изменений легких с сенсибилизацией к аскаридам. Позднее он сообщил о результатах наблюдений за добровольцами, у которых спустя 6-8 дней после проглатывания личинок аскарид определяли типичные затемнения в легких, а через 10 дней эозинофилию. Однако не понятно, какую роль играют IgE-антитела (типа I) или преципитины (тип III) в формировании изменений в легких. Иммунологические исследования при поражении Toxocara дают различные результаты. Как правило, обнаруживают циркулирующие антитела. При внутрикожной пробе могут развиваться реакции I, IV или суммарная I и IV типов.

2. Грибы: Sporotrichum, Histoplasma, Aspergillus, Coccidioides. Эозинофильные легочные инфильтраты особенно часто наблюдают при аллергическом аспергиллезе.

3. Бактерии: В-гемолитические стрептококки, стафилококки, бруцеллы, туберкулезные бактерии.

4. Лекарственные средства: сульфаниламиды, ПАСК, пенициллин, соединения мышьяка, золота, хлорпропамид, апрессин, экстракты аллергенов. При лекарственных легочных эозинофилиях иногда развивается типичная картина узелкового периартериита.

5. Ингаляционные аллергены: металлическая пыль (никель, цинк), пыльца растений. Обнаружение инфильтратов Леффлера после вдыхания пыли или паров никеля представляет особый интерес, так как наряду с контактной сенсибилизацией это указывает на аллергическую реакцию клеточного типа.

Следует отметить, что в большом проценте случаев идентифицировать аллерген не удается.

Так, синдром Леффлера отличается длительным течением (несколько месяцев). Для него характерны и более тяжелые клинические проявления. Аллерген попадает в легкие разными путями, в зависимости от этого начало заболевания может быть различным. При ингаляции антигена развивается бронхопневмония или бронхиолит. При гематогенном распространении аллергена реакции протекают на уровне легочных капилляров. В эксперименте эозинофильную пневмонию у сенсибилизированных кроликов можно вызывать путем интратрахеальной инсталляции антигена (сыворотки лошади).

Терапия в большинстве случаев не проводится, так как наблюдают спонтанное излечение. Кортикостероиды могут способствовать скорейшему обратному развитию процесса при торпидном течении синдрома. То же касается тропической эозинофилий, при которой, кроме того, применяют новарсенол или диэтилкарбамазин. Их эффективность можно использовать как критерий диагностики. При аскаридозе назначают глистогонные средства в период развития паразитов в кишечнике. На изменения легких этот вид лечения, разумеется, влияния не оказывает.

При подозрении на лекарственную аллергию следует отменить соответствующий медикамент.

Легочная эозинофилия с бронхиальной астмой и без нее . При длительном течении бронхиальной астмы иногда наблюдают рецидивирующие легочные инфильтраты с эозинофилией в ткани легких и в периферической крови. Аналогичные изменения могут быть обусловлены кандидозом или лекарственными средствами. Более или менее четко удается отграничить 2 варианта болезни: хроническую эозинофильную пневмонию и гиперэозинофильный синдром, которые могут быть лишь особыми формами аллергического воспаления сосудов с преимущественным поражением легких. Хроническая эозинофильная пневмония в основном развивается у женщин. Она характеризуется повышением температуры тела и потерей массы тела, а также увеличением числа периферических инфильтратов. Выраженную эозинофилию при этом обнаруживают в крови и легочной ткани. Значительное повышение уровня IgE позволяет предположить участие атонических реакций. Однако эти изменения определяют не всегда. Антиген до сих пор не идентифицирован.

Тропическая эозинофилия . Картина заболевания, аналогичная синдрому Леффлера (затемнения в легких и эозинофилия), впервые была описана в Индии, а затем в других тропических странах. Появление симптомов зависит от времени года. Они, как правило, развиваются постепенно. При этом отмечают общую слабость, потерю аппетита, уменьшение массы тела, повышение температуры, кашель, а иногда астматическое состояние. В отдельных случаях наблюдают также увеличение лимфатических узлов и селезенки. При рентгенологическом исследовании легких в отличие от синдрома Леффлера регистрируют мелкопятнистые диссеминированные затемнения, которые можно принять за туберкулезное поражение. Данные явления могут сохраняться в течение нескольких месяцев. Число лейкоцитов увеличивается с преобладанием в лейкоцитарной формуле эозинофилов (до 80-90%). Очень часто эти изменения обусловливают филярии. При их миграции через ткани, включая легкие, развиваются воспалительные процессы, вероятно, при участии иммунных механизмов. При биопсии легких удается обнаружить дегенеративно измененные филярии в центре эозинофильных гранулем. В сыворотке крови находят антитела к филяриям, в то время как выделить сам возбудитель удается редко. Уровень IgE обычно значительно повышен. При лечении эффективен диметилкарбамазин.

Узелковый периартериит легких . Частоту этого заболевания из-за наличия переходных форм к гранулематозу Вегенера и синдрому Леффлера точно определить не удается.

Некротизирующий альвеолит , по-видимому, также имеет отношение к узелковому периартерииту. Клиническая картина его напоминает синдром Гудпасчера, поскольку при этом поражаются почки. Преимущественно заболевают лица среднего возраста. В ряде случаев была выявлена аллергия к пенициллину или установлена связь между применением пенициллина и развитием заболевания.

Идиопатический гемосидероз легких (ИГЛ) и синдром Гудпасчера. Несмотря на то что эти заболевания не совсем идентичны, множество общих черт позволяет рассматривать их вместе. Во многих случаях наблюдают приступообразное течение болезни с легочными геморрагиями. При синдроме Гудпасчера, кроме того, развивается гломерулонефрит.

Частота . ИГЛ встречается прежде всего у детей. Однако возрастает количество случаев заболевания у взрослых с преобладанием мужчин (2:1). Синдром Гудпасчера диагностируют главным образом у мужчин (7:1) в возрасте 15-25 лет.

Клиническая картина . Идиопатический гемосидероз легких может проявляться в двух формах:

— рецидивирующие острые приступы с кровохарканьем, одышкой, кашлем, слабостью и повышением температуры; в дальнейшем могут развиться гепатоспленомегалия и желтуха; продолжительность приступа иногда составляет 1 неделю;

— хронически прогрессирующее течение; в мокроте обнаруживают незначительную примесь крови; полные ремиссии не наблюдают.

В 1/4 случаев увеличиваются печень, селезенка и лимфатические узлы. Иногда развивается миокардит.

При лабораторных исследованиях выявляют железодефицитную анемию вследствие внутри легочной кровопотери, повышение уровня непрямого билирубина. У ряда больных отмечают эозинофилию. Довольно часто обнаруживают холодовые агглютинины.

При рентгенологическом исследовании существенных различий между данными формами найти не удается. В ранней стадии можно видеть мелкопятнистые диссеминированные затемнения, а при увеличении — поражение долей легких; иногда образуются распространенные инфильтраты. При динамическом исследовании можно наблюдать, как через 2-3 дня на месте нежно пятнистых теней появляется ретикулярный рисунок. Через 10-12 дней картина полностью нормализуется. Чем больше число обострений, тем более выражены фиброзные изменения в легких. В период обострений бронхолегочные лимфатические узлы могут увеличиваться. Плевральный выпот определяют очень редко.

Клиническая картина синдрома Гудпасчера во многом соответствует идиопатическому гемосидерозу легких, однако течение может быть более острым. Кровохарканье выражено меньше, гепатоспленомегалию отмечают относительно редко. Основным отличительным признаком является поражение почек типа гломерулонефрита. У 1/3 больных изменения в легких и почках возникают почти одновременно.

Диагноз этих заболеваний ставят на основании рецидивирующего кровохарканья и типичных рентгенологических данных. Важным диагностическим критерием служит выявление в мокроте или желудочном соке фагоцитов, содержащих гемосидерин.

Прогноз обоих заболеваний неопределенный. Средняя продолжительность ИГЛ составляет 2,5 года. Описаны случаи с тяжелым течением и продолжительностью болезни до 20 лет. Прогноз синдрома Гудпасчера менее благоприятен: средняя продолжительность жизни составляет 6 месяцев, однако при систематических исследованиях удается выявить формы с атипичным течением и более благоприятным прогнозом, иногда с развитием ремиссий.

Морфологические изменения . Поверхность легких на разрезе красно-коричневого цвета. Часто видны петехиальные кровоизлияния под плеврой. При микроскопическом исследовании на ранних стадиях находят диффузные внутриальвеолярные и внутрибронхиальные кровоизлияния. В альвеолах и интерстициальном пространстве наряду с эритроцитами выявляют многочисленные макрофаги, содержащие гемосидерин. Альвеолярный эпителий гиперплазирован, мембрана уплотнена. На фоне рецидивирующих кровотечений прогрессирует фиброз с облитерацией капилляров. Эластические волокна разрушаются и инкрустируются солями кальция и железа. В части случаев их принимают за клетки, содержащие инородные тела. Подобные изменения находят также в мелких сосудах. В мелких легочных артериях видны нарастающий фиброз внутренней оболочки и гиалиноз,. которые могут способствовать формированию легочной гипертонии и легочного сердца. Кроме того, отмечают периваскулярную инфильтрацию лимфоцитами. Морфологические изменения при синдроме Гудпасчера аналогичны таковым при идиопатическом гемосидерозе легких, однако в отличие от последнего отсутствуют фибриноидно-некротические изменения альвеолярных стенок. В почках наблюдают картину пролиферативного гломерулонефрита, в ряде случаев с некрозом и образованием полулуний. Обычно выявляют умеренные изменения канальцев и интерстициальной ткани. В отличие от узелкового периартериита и гранулематоза Вегенера очаги воспаления локализуются только в легких и почках.

Этиология . Заболевание обусловлено образованием антител к базальным мембранам почечных клубочков. Эти антитела дают перекрестные реакции с базальными мембранами почек и альвеол, что объясняет сочетанное поражение этих органов. Однако обнаруживают и специфические антитела к базальным мембранам почечных клубочков, а также альвеол. Между тяжестью клинических проявлений и титром циркулирующих антител (иммунные комплексы, РИМ) корреляции в основном незначительны.

Введение подопытным кроликам сыворотки крыс, содержащей антитела к антигенам ткани легких, приводило к развитию гломерулонефрита, а также капилляритов в легких с инфильтрацией гистиоцитами и плазматическими клетками в альвеолах.

При использовании флюоресцентной метки при синдроме Гудпасчера удается обнаружить глобулин и отложения комплемента в легких, на базальных мембранах. Кроме того, из почек и легких можно элюировать антитела к базальным мембранам.

Многие авторы предполагают первичный вирусный эффект и находят патогенетическое сходство с гломерулонефритом. Другие считают, что данные заболевания можно отнести к аллергическому капилляриту при пурпуре Шенлейна-Геноха. Определенное сходство отмечается и с другими формами гиперсенситивного антигена.

Лечение . Этиотропная терапия неизвестна. Существенного влияния на течение болезни не оказывают даже высокие дозы кортикостероидов. В некоторых случаях при синдроме Гудпасчера удается продлить жизнь больным благодаря трансплантации обеих почек.

На основании этих наблюдений был сделан вывод о первичной патогенетической роли изменения почек. Тем не менее нельзя рассматривать поражение легких безусловным показанием к трансплантации почек. Ввиду появления антител к структурам, базальных мембран некоторые исследователи рекомендуют применять иммуносупрессивные средства в сочетании с плазмаферезом. Титр антител следует учитывать и для определения оптимального периода трансплантации.

Силикоз характеризуется гиалинизированными узелками в интерстициальной ткани легких и регионарных лимфатических узлах, окруженных фибробластами, макрофагами, лимфоцитами и плазматическими клетками. Заболевание развивается при вдыхании частиц SiO2 с диаметром 0,5-3 мкм, которые проникают в альвеолы и подвергаются фагоцитозу. Четкой связи изменений с массивностью экспозиции не отмечено. Это указывает на влияние и других факторов. Об участии иммунных процессов свидетельствуют следующие наблюдения Pernis:

— наличие IgG, IgM и комплемента в узелках, а также плазматических клеток вокруг последних; наиболее четкими эти изменения бывают в области свежих узелков;

— влияние адъювантного эффекта силикогенной пыли на продукцию антител;

— образование аутоантител к фибробластам и коллагену. Правда, до сих пор не доказано, что формирование гранулем обусловлено этими антителами. Кроме того, оспаривается существование специфических антител к антигенам ткани легких. У больных силикозом в достоверно значительном проценте случаев выявляют антигаммаглобулины. Эти факты очень интересны, так как существует определенная синтропия силикоза и РА, при которой изменения легких бывают особенно выраженными (синдром Каплана).

Вероятно, отложение силикогенной пыли способствует образованию ревматоидной гранулемы. Особое состояние иммунитета может обусловить развитие как ревматоидного артрита, так и силикоза.

Согласно другим теориям, силикоз представляет собой двухступенчатый процесс. Вначале под влиянием цитотоксической силикогенной пыли активируются лизосомные ферменты макрофагов с соответствующими последствиями. Во второй фазе иммунного ответа с участием адъювантного эффекта образуются антитела к ксено- и аутоантигенам, и, наконец, происходит реакция антиген — антитело вокруг силикогенных частиц. Однако эти представления умозрительны, доказательства иммунного генеза силикоза еще не получены.

Асбестоз. Несмотря на то что развитие заболевания зависит от массивности экспозиции, немаловажное значение имеют и индивидуальные особенности больного. Поэтому уже давно возникло предположение, что в возникновении асбестоза играют роль иммунные механизмы, однако доказательств до сих пор не получено. Turner-Warwick при обследовании группы из 800 пациентов у 11 % обнаружил антинуклеарные антитела и у 6,1% — РФ. Специфических антител к антигенам ткани легких выявить не удалось. Образование антител в сыворотке больных больше коррелировало с рентгенологическими изменениями, чем с экспозицией. На иммунный генез указывает способность сывороток больных к неспецифической активации комплемента при определенных формах асбестоза.

Бериллиоз. При ингаляции соединений бериллия у людей и животных развивается бериллиоз, а при контакте с кожей — сенсибилизация клеточного типа. При этом у больных выявляют значительные индивидуальные различия. Тест с аппликацией аллергена часто положительный, in vitro наблюдают РБТЛ после добавления в культуру лимфоцитов солей бериллия. Между активностью кожных реакций и изменениями легких отмечена довольно слабая корреляция.

ПНЕВМОНИЯ ЭОЗИНОФИЛЬНАЯ (легочная эозинофилия)

ПНЕВМОНИЯ ЭОЗИНОФИЛЬНАЯ (легочная эозинофилия) – заболевание, характеризующееся повышением концентрации эозинофилов в крови и их скоплением в легочной ткани. Вызвать эозинофильную пневмонию могут пыльца, грибок рода Aspergillus, глистные инвазии, вдыхание паров никеля. Скопление эозинофилов в легочной ткани приводит к нарушению газообменной функции альвеол, кровотока в мелких артериях и капиллярах, дренажной функции легких.

Заболевание развивается постепенно: снижается работоспособность, возникает сухой кашель, температура тела повышается до 38 °C и может держаться длительное время. Иногда люди жалуются на боль в грудной клетке, усиливающуюся при кашле. При гельминтозах возможно отхождение мокроты с примесью крови. При перкуссии определяется притупление звука над областью скопления эозинофилов, при выслушивании дыхание ослаблено. В крови определяется повышение содержания эозинофилов (более 1,5 млрд клеток на 1 л крови), что является характерной особенностью легочной эозинофилии. На рентгенограмме грудной клетки определяются очаги затемнения с нечеткими краями.

Необходимо провести лечение глистной инвазии, грибковой инфекции. При тяжелом течении назначается преднизолон (30–40 мг внутрь в сутки).

Эозинофилия

Эозинофилия в крови – это явление повышенного содержания в крови клеток эозинофилов. Такое состояние может быть признаком того или иного заболевания или же является транзиторным (преходящим) состоянием в следствии тех или иных процессов. В международной классификации болезней (МКБ) эозинофилия имеет код D 72.1. Для соответствия термину увеличенного количества эозинофилов, их показатели в периферической крови должно составлять не менее 450–500 штук на микролитр или составлять более 5% от количества всех лейкоцитов.

Повышение уровня этих клеток чаще всего наблюдается при различных аллергических и паразитарных заболеваниях, которые могут возникнуть как у взрослых, так и у грудничка. Идиопатические эозинофилии являются самостоятельными заболеваниями, которые сопровождаются повышением показателя данных клеток, без какого-либо фонового расстройства. Чаще всего такое явление генетически обусловленное (наследственное). А также может быть напрямую связано с онкологическими процессами крови.

Структура и функции

Эозинофилы относятся к лейкоцитам, а точнее, к подвиду гранулоцитов. Название «гранулоциты» получили три вида лейкоцитов из-за наличия в их структуре специфической зернистости. Данные гранулы сорбируют краситель и удерживают его в себе. В зависимости от этого, выделяют следующие виды гранулоцитов:

  • нейтрофилы (бледно-фиолетовая окраска);
  • базофилы (темно-фиолетовый цвет);
  • эозинофилы (розово-оранжевый оттенок);

Название этого вида гранулоцитов, обусловлено способностью поглощать и удерживать в себе некий краситель, используемый в лабораторной диагностике, именующийся эозином. Клеточная структура обладает способностью к передвижению. И может проходить сквозь сосудистую стенку. Таким образом, достигается необходимая их концентрация в очаге воспаления.

Основная функция нейтрофилов заключается в обеспечении противопаразитарной защиты организма. Но также, эти клетки принимают активное участие в аллергических реакциях. Основным механизмом реализации функции эозинофила, является миграция к воспалительному очагу и высвобождение содержимого своих гранул. Биологически активные вещества, содержащиеся там, приводят к инициации множества защитных механизмов органов и тканей нашего организма.

Этиология и патогенез

Эозинофилия наблюдается при множестве заболеваний аутоиммунного, паразитарного и аллергического характера. Показатели количества эозинофилов в крови всегда будет повышенным. Наряду с этим наблюдается лейкоцитоз – повышение общего количества лейкоцитов. Следующие патологии могут стать причиной эозинофилии:

  1. аллергическая патология (бронхиальная астма, поллиноз, атопический дерматит, аллергический ринит).
  2. Наличие паразитов (аскариды, трихинеллы, филярии, шистосомы, малярийный плазмодий, лямблии, описторхиус).
  3. Неаллергические заболевания кожи (пузырчатка, буллезный эпидермолиз, герпетиформный дерматит).
  4. Патология желудочно-кишечного тракта (цирроз печени, неспецифическая язвенная болезнь, аллергическая гастроэнтеропатия, эозинофильный гастроэнтерит).
  5. Онкологические заболевания (карциноматоз, опухоль Вильмса, рак любой локализации).
  6. Ревматическая патология (эозинофильный фасциит, ревматоидный артрит, узелковый периартериит).
  7. Патология крови (пернициозная анемия, лейкозы, лимфогранулематоз).
  8. Легочная патология (легочная эозинофилия, саркоидоз, аллергический бронхолегочный аспергилез).
  9. Иные состояния, приводящие к эозинофилии (удаление селезенки, пороки сердца, облучение, гипоксия, скарлатина, семейный эозинофильный лейкоцитоз).
  10. Реакция на приме некоторых лекарств (Аспирин, Эуфиллин, Димедрол, Папаверин и другие).
  11. Состояния иммунного дефицита.

Эозинофилы, как и все форменные элементы крови, вырабатываются в костном мозге. Их повышенная продукция может стать реакцией на наличие в организме чужеродного белка. В большинстве случаев, описываемое состояние является вторичным. Данные изменения играют важную роль в системе адекватного иммунного ответа на различные угрозы. Существует градация уровня повышения эозинофилов, которая опирается на измеряемые величины:

  • легкая степень — увеличение количества на 10% от нормального показателя;
  • умеренная или средняя сопровождается повышением уровня эозинофилов до 15%;
  • тяжелая степень начинается после пересечения порога в 15%.

Относительная эозинофилия возникает в случае отсутствия какого-либо провоцирующего фактора, как это происходит при абсолютной форме. Однако повышения уровня клеток наблюдается за счет снижения соотношения между плазмой и форменными элементами крови. Таким образом, в результате сгущения крови, увеличивается концентрация ее клеток. В ином случае это может быть результатом повышенной продукции костным мозгом.

Клиника

Симптомы, связанные с эозинофилией, обусловлены клиникой заболевания, ставшего причиной увеличения гранулоцитов. Необходимо отметить, что иногда описываемое проявление является подтверждающим лабораторным показателем лейкоцитарных сдвигов, например, при аллергии. Отсутствие какого-либо клинического синдрома, кроме симптома эозинофилии, может стать единственным свидетельством наличия паразита. Рассмотрим типичные симптомы аллергии, при которых наблюдается эозинофилия:

  • отек слизистой носа, гортани, трахеи и бронхов;
  • чихание, кашель без выделения мокроты;
  • затруднение дыхания, за счет отека гортани;
  • появляется характерная сыпь, которая бывает при аллергии;
  • кожный зуд имеет тенденции к усилению.

Эти и многие другие симптомы составляют клиническую картину аллергии. Данный синдром возникает из-за контакта пациента с аллергенами. Существует великое множество видов реакций гиперчувствительности. Одним из подвидов является аллергия на животных, в частности, на домашних кошек и собак.

Другая группа патологий, которые сопровождаются эозинофилией, это аутоиммунные заболевания. Синдром таких нарушений, обусловлен постоянной активностью иммунной и кроветворной систем. Что, со временем, может привести к их истощению. Данный процесс приведет к развитию следующих клинических проявлений:

  • общая слабость, как признак анемии;
  • снижение веса;
  • потеря аппетита;
  • повышение температуры;
  • реактивное поражение суставов по типу артрита;
  • увеличение селезенки (спленомегалия);
  • увеличение печени (гепатомегалия);
  • миалгия (боль в мышцах);

Подобные симптомы встречаются при поражении организма паразитами, а также в следствии гельминтоза (глисты). Часто такое наблюдают у детей, исключая разве что новорожденных. Однако, нередки случаи глистной инвазии с эозинофилией и среди взрослых. Это делает данный показатель общего анализа крови весьма ценным ресурсом в диагностике подобных поражений. Не стоит преуменьшать значение повышенного содержания эозинофилов в крови.

Аутоиммунная эозинофилия

Аутоиммунная природа повышения уровня клеток является тяжелой формой патологии. Для ее определения необходимо поочередно исключить все возможные причины эозинофилии. Кроме изменений в анализе крови и увеличения селезенки и печени, наблюдают нарушение в работе сердца с тенденцией к его недостаточности. А также выявляют очаги поражения в головном мозгу и частые лихорадочные состояния.

Очаги воспаления и накопления иммунных форменных элементов могут локализоваться в мышцах. В таких случаях это может сопровождаться появлением боли в пораженных мышечных группах и возникновение лихорадки. Воспалительное аутоиммунное поражение фасций и кожи происходит по тем же причинам. Все перечислены симптомы хорошо поддаются гормональному лечению.

Поражение легких

Легочная эозинофилия – это синдром поражения легких с инфильтрацией в тканях большого количества эозинофилов, а также повышения показателя для этих клеток в крови. Данная патология относится к аллергическим. Потому пусковым фактором легочной эозинофилии является сенсибилизация к тому или иному аллергену, с последующим развитием реакции гиперчувствительности. Встречаются следующие формы этого синдрома:

Более выраженной легочной эозинофилией является системная ее форма. Тяжесть состояния пациента варьируется в широком диапазоне и зависит от ряда индивидуальных особенностей. В основу лечения положены методы десенсибилизации, а также избегание контакта с аллергенами. Широко используют антигистаминные препараты, в тяжелых случаях применяют системные кортикостероиды.

Медикаментозная эозинофилия

Другое название патологии – лекарственная эозинофилия. Поскольку множество лекарств, это сложные субстанции, часто биологического происхождения, они могут нести в себе чужеродную антигенную информацию. Или же приводить к поражению тех или иных клеток и тканей с последующей аутоиммунной реакцией. Прием следующих групп препаратов может сопровождаться эозинофилией:

  • антибиотики;
  • гормональные средства;
  • иммунизированные сыворотки;
  • бета-блокаторы;
  • сульфаниламиды;
  • препараты печени и другие.

Лекарственная реакция гиперчувствительности с выраженной эозинофилией должна ставить вопрос о целесообразности применения того или иного препарата. Лечение такого нарушения будет заключаться в отмене приема провоцирующего средства или его замене на менее агрессивный аналог. В ряде случаев используют антигистаминные препараты. После назначения нового лекарства необходим многократный контроль уровня эозинофилов для предупреждения нового эпизода патологии.

Диагностика

Диагноз эозинофилии устанавливают на основании подсчета форменных элементов крови. В расчет может приниматься абсолютная величина, а также относительный показатель процентного соотношения различных видов лейкоцитов. Нужно помнить, что данный показатель — это всего лишь симптом. Поэтому диагноз должен определять истинные причины заболевания. Для выявления патологии можно воспользоваться следующими методиками:

  • осмотр кожи и слизистой на предмет выявления сыпи, при необходимости берут мазки;
  • общий анализ крови с лейкоцитарной формулой (ключевой метод обнаружения анемии и эозинофилии);
  • общий анализ мочи;
  • биохимический анализ крови;
  • проводят пробы с различными аллергенами, для выявления чувствительности;
  • анализ кала на яйца гельминтов;
  • рентгенография легких и бронхоскопия;
  • другие методы непроникающего поиска для исключения рака.

Причины, по которым возникает эозинофилия, могут быть разными, как и возможность их вылечить. По сути, многие заболевания с хронической формой часто приводят к иммунологическому сдвигу. Следовательно, можно наблюдать выраженную эозинофилия. Но без устранения причины, все попытки обуздать данный показатель и привести его к норме, будут обречены на провал.

Лечебные мероприятия.

Лечение эозинофилии как симптома, лишено всякого смысла. Исключение могут составлять лишь отдельные формы лейкозов, которые сопровождаются выраженной полицитемией. Необходимо быстро устранять причины острых и хронических недугов, а не их последствия. Лечение той или патологии, имеющей аллергический характер, а также активная дегельминтизация – вот наилучшая тактика. Препараты медикаментозного воздействия, которые могут быть использованы:

  • антигистаминные средства (Тавегил, Супрастин, Лоратадин, Димедрол и другие);
  • противопаразитарные и антигельминтные препараты;
  • лекарства, снижающие чрезмерную активность иммунной системы;
  • глюкокортикостероиды;
  • различные общеукрепляющие средства;
  • препараты для лечения сопутствующей патологии.

Схемы лечения и дозировки должны соответствовать тяжести клинического течения, наличию отягощающих факторов и сопутствующей патологии. Некоторые паразитарные поражения сопровождаются тяжело клинической картиной, и потому должны лечиться в стационарных условиях. С большой настороженностью необходимо относиться к применению малознакомых лекарств или биологически активных добавок. Целесообразность приема таких средств должен определять ваш врач.

Профилактика

Снижение случаев эозинофилии – это снижение уровня аллергических заболеваний, гельминтозов и других паразитарных поражений. Актуальность подобных мероприятий особенно возрастает, когда речь идет о детях и детских коллективах. Ведь именно дети подвержены наибольшему риску развития глистной и другой паразитарной инвазии (внедрения). Связанно это с активным общением посредством тактильного осязания и особенности «тянуть все в рот» в раннем возрасте. Дети старших возрастных групп проявляют неустанный интерес к животным, по большей части бродячим, неблагонадежных в санитарном плане.

Идиопатический гиперэозинофильный синдром

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: идиопатический гиперэозинофильный синдром, эозинофилия, мелолизумаб

При эозинофилиях отмечается укорочение клеточных циклов на ранних этапах созревания эозинофилов, увеличивается митотический индекс, время генерации эозинофильных лейкоцитов сокращается в 3 раза, а время появления в кровотоке – в 2 раза. Кроме того, эозинофилы способны возвращаться в кровоток из тканей и длительно рециркулировать (Т1/2 – 44 ч) [4].

Лучшая статья за этот месяц:  Аллергический конъюнктивит капли

Эозинофил как отдельный клеточный элемент впервые описал Пауль Эрлих (Paul Ehrlich) в 1879 г. Именно он применил кислый краситель эозин, названный в честь греческой богини утренней зари, для гистологической окраски крови и тканей. П. Эрлих показал, что эозинофилы составляют от 1 до 3% лейкоцитов периферической крови у здоровых индивидуумов.

В течение последующих 40 лет накопилось много информации об эозинофилах: повышение числа клеток было связано с бронхиальной астмой и гельминтной инвазией. Кроме того, было установлено, что число эозинофилов в тканях животных значительно повышалось после анафилактической реакции. Это позволило предположить, что эозинофилы обеспечивают гиперчувствительность при анафилаксии. Эта гипотеза оставалась основным объяснением функции эозинофилов с начала XX века вплоть до 1980-х гг.

Согласно современным представлениям, эозинофилы – это неделящиеся гранулоциты, которые, как и другие полиморфноядерные лейкоциты (ПМЯЛ), непрерывно образуются в костном мозге из единой стволовой клетки. Эозинофилопоэз и дифференцировку эозинофилов из клеток-предшественников регулируют Т-лимфоциты путем секреции колониестимулирующего фактора гранулоцитов и макрофагов (ГМ-КСФ), интерлейкина-3 (ИЛ-3) и интерлейкина-5 (ИЛ-5). Кроме того, ИЛ-5 и ГМ-КСФ активируют эозинофилы, индуцируя переход клеток из нормальной плотности в низкую (меньше 1,085).

Продолжительность жизни эозинофилов составляет 10–12 дней. Покинув костный мозг, где они образуются и созревают в течение 3–4 дней, эозинофилы несколько часов циркулируют в крови (период их полужизни составляет 6–12 часов). Затем, подобно нейтрофилам, они покидают кровяное русло и уходят в периваскулярные ткани, главным образом в легкие, желудочно-кишечный тракт (ЖКТ) и кожу, где остаются в течение 10–14 дней. На каждый эозинофил периферической крови приходится примерно 200–300 эозинофилов в костном мозге и 100–200 в других тканях.

По данным светооптического исследования, диаметр эозинофилов составляет 12–17 мкм; они обычно несколько крупнее, чем нейтрофилы. В отличие от зрелых полиморфноядерных лейкоцитов, ядра которых имеют около четырех долек, ядра эозинофилов, как правило, состоят из двух долек, связанных между собой нитью. Основным своеобразием их цитоплазмы является наличие двух типов специфических гранул (больших и малых), которые имеют красный или оранжевый цвет. Даже в плохо окрашенных мазках эозинофилы можно отличить от гранул нейтрофилов, так как они более многочисленны и отчетливо крупнее. Большие гранулы содержат уникальные для эозинофилов основные протеины: большой основной протеин (БОП), эозинофильный катионный протеин (ЭКП), эозинофильную пероксидазу (ЭПО), эозинофильный нейротоксин (ЭН), ранее называвшийся эозинофильным протеином Х, и гомолог БОП. Малые гранулы содержат ферменты арилсульфатазу В и кислую фосфатазу, также обнаруживаемые в азурофильных гранулах нейтрофилов. Лизофосфолипаза В (кристаллы Шарко – Лейдена) – фермент мембран эозинофилов – не играет важной роли в патогенезе болезней и не имеет диагностической ценности.

Функции эозинофилов точно неизвестны. Эозинофилы обладают многими функциями других циркулирующих фагоцитов, таких как ПМЯЛ и моноциты. Хотя эозинофилы способны к фагоцитозу, они уничтожают находящиеся внутри них бактерии менее эффективно, чем нейтрофилы. Прямых доказательств того, что эозинофилы убивают паразитов in vivo, нет, но они токсичны для гельминтов in vitro, и гельминтозы часто сопровождаются эозинофилией. Эозинофилы могут модулировать реакции гиперчувствительности немедленного типа, инактивируя медиаторы, высвобождаемые тучными клетками (гистамин, лейкотриены, лизофосфолипиды и гепарин). БОП и ЭКП токсичны для некоторых паразитов и клеток млекопитающих. ЭН способен серьезно повреждать миелиновые нервные волокна. БОП и ЭКП связывают гепарин и нейтрализуют его противосвертывающую активность. ЭПО в присутствии перекиси водорода и галогенов генерирует окислительные радикалы. Длительная эозинофилия иногда приводит к повреждению тканей, механизмы которого пока не ясны. Степень повреждения связана с эозинофильной инфильтрацией тканей, продолжительностью эозинофилии и степенью активации эозинофилов. Наибольшее повреждающее действие эозинофилов обнаружено при состояниях, подобных синдрому Черджа – Стросс и идиопатическому гиперэозинофильному синдрому.

Эозинофилы в нормальном мазке крови составляют от 1 до 5% лейкоцитов. В абсолютных числах за норму принято 50–250 эозинофилов в 1 мкл (50–250 × 106/л) периферической крови. Критическим уровнем, который указывает на патологический процесс, связанный с увеличением числа эозинофилов, является уровень клеток, превышающий 450 в 1 мкл.

Выделяют 3 степени эозинофилии: легкую – 400–1500 клеток в 1 мкл, умеренную – 1500–5000 клеток в 1 мкл, тяжелую – больше чем 5000 клеток в 1 мкл. Многие гематологи считают эозинофилию умеренной при наличии 10–15% эозинофилов в периферической крови; выраженной, если их количество превышает 15%; а состояния, при которых количество эозинофилов больше 15–20%, предложено называть «большими эозинофилиями крови». Они обычно сочетаются с увеличением общего количества лейкоцитов.

Абсолютное число эозинофилов в периферической крови у здоровых людей варьирует в пределах 0–0,45 × 109/л. Количество эозинофилов обратно пропорционально возрасту человека (у новорожденных детей их больше всего). Суточные колебания числа эозинофилов находятся в обратной зависимости от уровня кортизола в плазме, причем максимум приходится на ночные часы, а минимум – на утренние.

В различных клинических ситуациях активация эозинофилов может происходить по разным, пока еще недостаточно изученным механизмам, и результаты этой активации могут носить как защитный (в большей или меньшей степени) характер, например, при гельминтозах, аллергических болезнях, так и явно патологический (при гранулематозных процессах). Изначально, в ситуациях с нормальной реактивностью, основная функция эозинофилов заключается в ограничении аллергических процессов: эозинофилы препятствуют их генерализации путем утилизации медиаторов аллергического воспаления и локализации воспалительного ответа. Однако при патологии эта мера защиты выходит за рамки биологической целесообразности и начинает приобретать черты того или иного заболевания [5].

Этиология и патогенез эозинофилии

С точки зрения этиологии эозинофилии разделяют на две большие группы: идиопатический гиперэозинофильный синдром и реактивную эозинофилию (рис. 1). Реактивная эозинофилия может иметь клональные (злокачественные) и неклональные (вторичные) характеристики [6].

Причинами неклональной (реактивной) эозинофилии (10−40% от общего количества лейкоцитов) наиболее часто являются [6]:

  • аллергические заболевания: бронхиальная астма, сенная лихорадка, экзема, крапивница, ангиоотек, лекарственная аллергия, укусы насекомых, сывороточная болезнь и др.;
  • иммунопатологические нарушения: синдром Оменна (разновидность тяжелого комбинированного иммунодефицита), первичные иммунодефициты;
  • кожные болезни: чесотка, токсикодермия, герпетиформный дерматит, ангионевротический отек, пемфигус;
  • паразитарные заболевания: аскаридоз, трихинеллез, эхинококкоз, висцеральная форма larva migrans, стронгилоидоз, филяриоз, малярия, токсоплазмоз, пневмоцистоз;
  • гематологические заболевания: лимфогранулематоз, состояние после спленэктомии, анемия Фанкони, тромбоцитопения с отсутствием лучевой кости (TAR-синдром), синдром Костманна (агранулоцитоз новорожденных – аутосомно-рецессивное заболевание), инфекционный мононуклеоз;
  • семейный гемофагоцитарный синдром;
  • семейная эозинофилия;
  • ионизирующая радиация и облучение;
  • легочная эозинофилия: идиопатическая острая эозинофильная пневмония, идиопатическая хроническая эозинофильная пневмония, эозинофилия с системными проявлениями и бронхиальной астмой (синдром Черджа – Стросс), тропическая эозинофилия, аллергический бронхолегочный аспергиллез, гранулематоз Вегенера;
  • гастроинтестинальные нарушения: эозинофильный гастроэнтерит, язвенный колит, энтеропатия с потерей протеинов, болезнь Крона;
  • смешанная группа патологических состояний: узелковый полиартериит, метастатическая болезнь, цирроз печени, перитонеальный диализ, хроническая почечная болезнь, синдром Гудпасчера, саркоидоз, тимома.

Известные на сегодняшний день механизмы формирования эозинофилий периферической крови – антителозависимый хемотаксис, развивающийся при паразитозах (IgE- или IgG-антитела); иммунный, опосредованный через IgE (характерен для аллергии); ответ на эозинофильный хемотаксический фактор, выделяемый некоторыми опухолями; собственно опухолевая эозинофилия (лейкоз) – не позволяют создать целостного представления о патогенезе данного феномена при патологических процессах разного генеза [3, 4, 7].

Исследованиями последних лет было показано, что эозинофил является одной из наиболее агрессивных эффекторных клеток воспаления. Эозинофильные гранулы служат источником большого количества цитотоксических продуктов, повышенное содержание которых обусловливает формирование высокого микробицидного потенциала, реализуемого как в отношении инородных субстанций, так и окружающих тканей [1, 8–11]. Однако в современной литературе эозинофильный гранулоцит принято рассматривать не только в качестве активного участника развития аллергических заболеваний и противогельминтного иммунитета, но и как важный фактор поддержания тканевого и иммунологического гомеостаза. Эозинофилы обладают способностью секретировать широкий спектр биологически активных веществ, экспрессировать на своей поверхности разнообразные рецепторные структуры и адгезивные молекулы. Лейкоциты эозинофильного ряда за счет секреции иммунорегуляторных молекул (интерлейкина-6 (ИЛ-6), интерлейкина-10 (ИЛ-10), интерлейкина-2 (ИЛ-2), интерферона-гамма (ИФН-гамма)) участвуют в регуляции функций иммунокомпетентных клеток. Вместе с тем эозинофилы принимают участие в процессах фагоцитоза, клеточной репарации, презентации антигена, воспаления, реализации врожденного и приобретенного иммунитета, свертывания крови и др. [4, 9, 10, 12].

Основным источником цитокинов в организме являются Т-лимфоциты-хелперы (Th). Активация Th-1-лимфоцитов, продуцирующих ИЛ-2, ИЛ-3, ИФН-гамма и фактор некроза опухолей альфа (ФНО-альфа), приводит к запуску клеточного иммунного ответа. Формирование же иммунного ответа по гуморальному типу происходит при доминирующем влиянии Th-2-цитокинов – интерлейкина-4 (ИЛ-4), ИЛ-5, ИЛ-6, интерлейкина-9 (ИЛ-9) и др. [13–19]. Согласно современным представлениям, именно нарушение баланса продукции цитокинов Th-1/Th-2 может иметь важное патогенетическое значение в развитии многих заболеваний [20–24].

Особое влияние на процессы пролиферации, дифференцировки и активации лейкоцитов эозинофильного ряда оказывают медиаторы, вырабатываемые преимущественно Th-2-лимфоцитами [9, 25, 26]. Так, ключевым медиатором, модулирующим функциональную активность эозинофилов, является ИЛ-5 (эозинофилопоэтин), который относится к группе провоспалительных Th-2-цитокинов. ИЛ-5, первоначально названный фактором роста II В-клеток, избирательно стимулирует образование эозинофилов из их коммитированного предшественника колониеобразующей единицы эритроидного ряда (КОЕ-Э). ИЛ-5 наряду с ИЛ-3 и ГМ-КСФ активирует их дегрануляцию и высвобождение цитотоксичных протеинов, регулирует экспрессию интегриновых молекул (CD11b, СD18), приводящих к увеличению циркулирующих эозинофилов, и посредством ингибирования апоптотической гибели лейкоцитов эозинофильного ряда пролонгирует время их пребывания в кровотоке [9, 25, 27–29]. Антагонистом ИЛ-5 в регуляции процессов программированной гибели эозинофилов является интерлейкин-12 (ИЛ-12) [27, 30].

Хемокины и эотаксины, выделяемые эндотелием, эпителием, моноцитами и Т-лимфоцитами, соединяются с хемокиновым рецептором-3 эозинофилов, что приводит к миграции последних в ткани. После активации эозинофилы экспрессируют высокоаффинный Fc-рецептор к IgE, IgG и компонентам комплемента, взаимодействие которых способствует высвобождению из эозинофильных гранул токсических продуктов и провоспалительных цитокинов: пероксидазы, коллагеназы, катионного протеина, нейротоксина, лейкотриенов, компонента комплемента С4 и т.д. В дальнейшем эозинофилы подвергаются апоптозу или некрозу и фагоцитируются макрофагами.

Поглощение апоптированных эозинофилов предотвращает выделение содержащихся в них тканетоксичных веществ. Это также приводит к высвобождению из макрофагов антивоспалительных цитокинов (трансформированный ростковый фактор-бета, ИЛ-10, простагландин Е2). Когда же эозинофилы подвергаются некрозу, высвобождается их тканетоксичное содержимое (катионный белок, ферменты, липиды, нейротоксины). Фагоцитоз некротизированных эозинофилов макрофагами приводит к высвобождению провоспалительных цитокинов (тромбоксан В2 и ГМ-КСФ). По этой причине при лечении эозинофилии применяют препараты, индуцирующие именно апоптоз эозинофилов (глюкокортикостероиды, циклоспорин) [6].

Несмотря на то что эозинофилы в основном демонстрируют две главные функции – модуляцию реакций гиперчувствительности немедленного типа и деструкцию паразитов (в первую очередь гельминтов), персистенция эозинофилии в периферической крови может приводить к эндотелиальному и эндокардиальному повреждению вследствие внутрисосудистой дегрануляции этих клеток. Цитолитические энзимы, содержащиеся в гранулах эозинофилов, повреждая эндотелиальные клетки всего организма, могут обусловливать развитие тромбозов или эндокардиального фиброза [31].

Наиболее часто больные с эозинофилией выявляются в практике пульмонологов и аллергологов [3, 7, 10]. Однако эозинофилия не является редкостью и при заболеваниях сердца и сосудов (системные васкулиты) [22, 32]. Весьма часто вышеназванный синдром встречается у больных с паразитарными (описторхоз, трихинеллез, шистосомоз, филяриоз и др.), грибковыми (аспергиллез) и вирусными (гепатиты А, В и С, инфекционный мононуклеоз) заболеваниями [2, 3, 23, 24, 33–35]. Кроме того, гематологи и онкологи весьма часто сталкиваются с проблемой трактовки причин возникновения синдрома эозинофилии у больных с неопластическими процессами системы крови, происходящими из клеток-предшественников как лимфо-, так и миелопоэза (острый миелолейкоз, лимфогранулематоз, острый лимфобластный лейкоз, эозинофильная лейкемия) [2, 3, 7, 36–38]. Прием лекарственных препаратов также может привести к развитию эозинофилии [1, 7, 8, 10, 39–41]. Описаны генетически детерминированные формы эозинофилии и идиопатический вариант ее возникновения [1, 22, 37].

Клиническая картина ИГЭС

Идиопатический гиперэозинофильный синдром характеризуется длительным повышением числа эозинофилов периферической крови и инфильтрацией эозинофилами многих органов и тканей, что и обусловливает клиническую картину мультиорганного повреждения. ИГЭС – редкое заболевание неизвестной этиологии, впервые описанное в 1968 г. Термин «идиопатический гиперэозинофильный синдром» предложен Чесидом и соавт. в 1975 г. Эмпирически ИГЭС включает:

  • продолжающуюся эозинофилию > 1,5 × 109/л в течение более 6 месяцев или смерть до 6 месяцев, связанную с признаками и симптомами гиперэозинофильных заболеваний;
  • отсутствие свидетельств паразитарных, аллергических или других известных причин эозинофилии, несмотря на комплексное обследование;
  • предположительные признаки и симптомы органного вовлечения, включая гепатоспленомегалию, органические сердечные шумы, сердечную недостаточность, диффузные аномалии центральной нервной системы, фиброз легких, лихорадку, потерю массы тела или анемию, а также гистологически доказанную эозинофильную инфильтрацию пораженного органа или ткани или наличие объективного доказательства клинической патологии, ассоциированной с эозинофилией, если нет другой выявленной ее причины [42].

Идиопатический гиперэозинофильный синдром представляет собой диагноз исключения и ставится в том случае, если причину ИГЭС выяснить невозможно.

Недавние исследования продемонстрировали, что так называемый ИГЭС представляет собой значительную группу гетерогенных нарушений, которые могут являться результатом пролиферации лимфоцитов или самих эозинофилов.

ИГЭС встречается у мужчин чаще, чем у женщин (9:1), начинается между 20 и 50 годами. У детей этот синдром также не редкость. Мальчики болеют чаще девочек, их соотношение составляет 4:1. У детей ИГЭС может ассоциироваться с трисомией 8-й или 21-й хромосомы [6].

Клиническая картина синдрома проявляется такими неспецифическими симптомами, как общее недомогание, анорексия, потеря массы тела, периодические боли в животе, ночная потливость, кашель (как правило, непродуктивный), мышечные боли, ангионевротический отек, крапивница, повышение температуры тела. Частота поражения органов различна, гематологический синдром встречается у 100% больных, поражение сердца – у 58%, кожные проявления – у 56%, поражение нервной системы – у 54%, легочный синдром – у 49%, поражение печени – у 30%, гастроинтестинальные симптомы – у 23% [43].

Ключевую роль в постановке диагноза играет подсчет числа лейкоцитов и определение формулы крови. Так, число лейкоцитов у отдельных больных повышается до 90 000 и более, наблюдается выраженная эозинофилия, составляющая более 50% от общего количества лейкоцитов, что всегда побуждает исключать лейкоз. Высокое содержание клеток белой крови приходится на зрелые формы эозинофилов, однако у части больных появляются и клетки-предшественники эозинофилов. Исследование костного мозга демонстрирует его обогащение как зрелыми формами эозинофилов, так и их предшественниками. Хромосомных и цитогенетических изменений при ИГЭС не описано.

Прогностически неблагоприятным признаком считается поражение сердца, так как это может стать причиной инвалидности, а при особенно тяжелых формах патологического процесса – непосредственной причиной смерти пациента. В клинической картине можно выделить три фазы поражения миокарда. Начальная стадия описывается как стадия острого некроза; интермиттирующая стадия, следующая за некротической, характеризуется образованием внутрисердечных тромбов, которые формируются на месте развившегося ранее некроза; наконец, третья стадия – фибротическая.

Острая стадия некроза миокарда возникает в первые полтора месяца от развития гиперэозинофильного синдрома. Повреждение эндомиокарда происходит вследствие его инфильтрации лимфоцитами и эозинофилами; из гранул последних выделяется значительное число веществ, приводящих к некрозу кардиомиоцитов и формированию асептических микроабсцессов миокарда. На этой стадии заболевания клинические проявления минимальны, поэтому только произошедшая тромбоэмболия и активный поиск ее источника могут выявить признаки повреждения миокарда, наступившего вследствие эозинофильной инфильтрации эндомиокарда и развившегося некротического процесса. Начальные проявления эозинофильной инфильтрации могут подтверждаться биопсией эндомиокарда, тогда как эхокардиография и другие методы диагностики поврежденного миокарда малоспецифичны и малочувствительны. На второй стадии происходит формирование тромбов на поврежденном эндокарде. Третья стадия обусловлена воздействием белков эозинофилов на эндокард и характеризуется прогрессирующим фиброзом с вовлечением клапанов, укорочением хорд, формированием митральной и трикуспидальной недостаточности, развитием рестриктивной кардиомиопатии. Клиническими проявлениями этой стадии могут быть одышка, боль в области сердца, лево- и правожелудочковая недостаточность, шумы регургитации [43]. При проведении эхокардиографии обнаруживаются утолщение створок митрального и трикуспидального клапанов, утолщение эндокарда, внутрисердечные тромбы, наблюдается нарушение диастолической функции желудочков [44]. Описана атриовентрикулярная блокада высокой степени, проявляющаяся синкопальными состояниями у больной с локальным истончением межжелудочковой перегородки, выявленным при проведении эхокардиографии [45].

Неврологические симптомы у больных с ИГЭС могут возникнуть вследствие тромбоэмболии сосудов головного мозга, а также проявиться клиническими симптомами энцефалопатии или периферической невропатии. Церебральная тромбоэмболия возникает вследствие заноса тромба из полости сердца и проявляется в виде инсульта или же преходящих ишемических эпизодов. Терапия антикоагулянтами, как правило, не приносит желаемого эффекта, так как эмболии могут рецидивировать, несмотря на проводимую терапию. Энцефалопатия проявляется изменениями в сфере сознания, снижением памяти, возможно развитие атаксии. У некоторой части больных появляются признаки поражения моторных нейронов, о чем свидетельствует возрастающий мышечный тонус, положительный рефлекс Бабинского. Периферическая невропатия возникает почти у каждого второго больного с ИГЭС в результате токсического влияния эозинофильных белков, освобождающихся при дегрануляции эозинофилов, и проявляется в виде изменения чувствительности и атрофии мышц. Тяжесть поражения периферической нервной системы варьирует от нетяжелых невропатий до параплегии с восстановлением функций на фоне лечения преднизолоном [46].

Патологические изменения со стороны кожных покровов являются достаточно частой клинической проблемой у больных с ИГЭС. Больные обращаются по поводу ангионевротических отеков, уртикарных и эритематозных высыпаний, образования зудящих папул и узелков. В основе возникновения кожных симптомов лежит периваскулярная инфильтрация эозинофилами, в меньшей степени нейтрофилами. Биопсия выявляет периваскулярные инфильтраты, содержащие эозинофилы, нейтрофилы, мононуклеары, признаки васкулита отсутствуют. Реже наблюдаются язвы слизистых носа, рта, глотки, пищевода, желудка [47]. При биопсии обнаруживаются неспецифические изменения в виде смешанных инфильтратов без эозинофилов, иногда микротромбы. Развитие кожных симптомов, таких как ангионевротический отек, уртикарные высыпания, относится к числу признаков, которые свидетельствуют о благоприятном течении болезни. Они достаточно быстро регрессируют при назначении терапии глюкокортикостероидами.

Больные с симптомами ринита при гиперэозинофильном синдроме могут иметь назальную эозинофилию, полипы при отсутствии аллергологического анамнеза, отрицательных кожных тестах, нормальном уровне IgE и отсутствии непереносимости аспирина.

Изменения, наблюдаемые со стороны органов дыхания, разнообразны по своим клиническим проявлениям. Больные часто жалуются на появление непродуктивного кашля, одышку, но бронхиальная астма не является характерным признаком для больных с ИГЭС. При рентгенологическом исследовании лишь у 25% больных выявляются инфильтраты, возникающие вследствие миграции эозинофилов в паренхиму легких. Возможно развитие легочного фиброза, особенно у больных с эндокардиальным фиброзом [43].

Эозинофильный гастрит, эозинофильный энтероколит, хронический активный гепатит, эозинофильный холангит и синдром Бадда – Киари вследствие обструкции печеночных вен являются результатом эозинофильного поражения ЖКТ [43].

Как упоминалось выше, постановка диагноза ИГЭС представляет значительную сложность, поскольку ИГЭС является диагнозом исключения и ставится в том случае, если причину ИГЭС выяснить невозможно. Поэтому, согласно этиологической классификации, необходимо исключить реактивные эозинофилии (клональные и неклональные).

Учитывая разнообразие патологий, при которых наблюдается эозинофилия, а также тяжесть осложнений, для дифференциальной диагностики реактивных эозинофилий разработан диагностический алгоритм, который включает ряд лабораторных и клинико-инструментальных исследований.

При выявлении легкой и среднетяжелой эозинофилии используются следующие лабораторные исследования: анализ кала на наличие цист, яиц и фрагментов паразитов, определение серологических маркеров паразитарных инфекций, титра изогемагглютининов, уровней IgM и IgE; исключение диффузных заболеваний соединительной ткани: обнаружение антинуклеарных антител, антител к двухцепочечной ДНК, антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА). Для диагностики поражений пищеварительного тракта определяют серологические маркеры вирусных гепатитов, молочный преципитин; с целью дифференциальной диагностики с синдромом раздраженного кишечника определяют скорость оседания эритроцитов (СОЭ), проводят эндоскопию, биопсию слизистой оболочки кишки, радиологические исследования органов брюшной полости; рентгенографию органов грудной клетки; биохимическое исследование крови для определения печеночной и почечной функций.

С целью исключения возможных органных поражений в объем обследования включают эхокардиографию, электрокардиографию, определение концентрации кардиального тропонина Т в сыворотке крови. У некоторых пациентов проводится биопсия печени; исследуются функциональные легочные тесты, бронхоальвеолярный лаваж; осуществляются неврологическое обследование, включающее осмотр, электроэнцефалографию, исследование глазного дна, нервной проводимости, радиологическое исследование головного мозга.

При персистирующей тяжелой эозинофилии используются методы определения клональности (иммунофенотипирование, цитогенетическое исследование костного мозга) [48].

Дифференциальная диагностика проводится с паразитарными и грибковыми заболеваниями, острой эозинофильной лейкемией, синдромом Черджа – Стросс.

Целями лечения больных ИГЭС являются увеличение продолжительности и качества жизни, достижение ремиссии, снижение риска обострений, предотвращение необратимого повреждения жизненно важных органов, уменьшение риска развития побочных эффектов лечения.

Пациента с ИГЭС госпитализируют для уточнения диагноза, оценки прогноза и подбора лечения, а также при обострении заболевания и развитии осложнений.

Лечебная программа заключается в назначении глюкокортикостероидов (ГКС), винкристина, гидроксимочевины и интерферона-альфа, которые могут замедлить прогрессирование болезни [8]. Кроме того, в некоторых исследованиях продемонстрирована эффективность внутривенного введения антител к ИЛ-5 (меполизумаб (mepolizumab)), что позволяло снизить дозу системных ГКС. При сердечно-сосудистых осложнениях могут потребоваться интенсивная терапия и хирургическое вмешательство.

В некоторых случаях при проведении лечения необходима консультация смежных специалистов. Так, проведение интенсивной терапии, любое изменение лечения требует консультации гематолога, появление или усугубление кожных проявлений – дерматолога, при отсутствии эффекта лечения неврологических проявлений или развитии новых нужна консультация невролога, при отсутствии динамики легочного процесса или наличии отрицательных изменений – пульмонолога, при развитии или ухудшении поражений сердца – кардиолога, при появлении или ухудшении состояния ЛОР-органов – ЛОР-врача.

Продолжительность утраты пациентом трудоспособности при ИГЭС зависит от тяжести заболевания. В случае госпитализации она может составлять 30–90 дней. Дальнейшее ведение пациента и его амбулаторное наблюдение должны осуществлять специалисты, обладающие опытом лечения данного заболевания. Даже на фоне активного лечения возможно развитие угрожающих жизни состояний, требующих срочной госпитализации, при этом стационар должен быть многопрофильным, а его сотрудники – обладать соответствующим опытом.

Прогноз при идиопатическом гиперэозинофильном синдроме относительно благоприятный. Проводимое лечение позволяет значительно снизить смертность пациентов. Современные клинические наблюдения демонстрируют 10-летнюю выживаемость более 70% больных.

Эозинофилия

Другие причины эозинофилии

4. Аутоиммунная симптоматика

Эозинофильный синдром

Диагноз эозинофильного синдрома ставят методом исключения других аллергических и аутоиммунных заболеваний. Для постановки диагноза необходимо наличие следующей триады:

  • эозинофилия свыше 1,5*10 9 /л, существующая более 6 месяцев,
  • отсутствие признаков аллергии или паразитарной инвазии,
  • полиорганные поражения (гепатоспленомегалия, поражения сердечных клапанов, сердечная недостаточность, диффузные или очаговые нарушения функции ЦНС, фиброз лёгких, лихорадка, снижение массы тела, анемия).

Болеют преимущественно молодые, прогноз неблагоприятный.

При наличии одышки и лёгочных инфильтратов дифференциальный диагноз проводят между бронхолёгочными заболеваниями и синдромом Лёффлера, при наличии васкулита — с полиартериитом.

Большие затруднения вызывает вопрос дифференциальной диагностики эозинофильного синдрома и острого эозинофильного лейкоза. Можно предположить, что больные с первичной гепатоспленомегалией, гиперэозинофилией, быстрой отрицательной динамикой, по-видимому, страдают злокачественным острым эозинофильным лейкозом. С другой стороны, больных с первичным поражением сердца и лёгких, диссеминированным васкулитом, без быстрого клинического ухудшения, вероятно, можно отнести в группу эозинофильного синдрома.

Эозинофильный миозит

Эозинофильный миозит может быть одним из проявлений эозинофильного синдрома или, что бывает чаще, самостоятельным феноменом.

Главный отличительный признак от миозитов другой природы — это сочетание с эозинофилией в периферической крови.

Дифференциальный диагноз проводят с поражением мышц при трихинеллёзе или цистицеркозе. Для паразитарной инвазии, помимо локального набухания и болезненности мышц, характерно наличие эритемы в области поражённой мышечной группы.

Эозинофильный фасциит (синдром Шульмана)

Клинические проявления эозинофильного фасциита очень схожи со склеродермией и проявляются поражением кожи (белесоватые уплотнения с вдавлениями).

От склеродермии эозинофильный фасциит отличается относительно острым началом, дебютом после непривычной физической нагрузки и чувствительностью к глюкокортикостероидам. Эозинофилия обычно обнаруживается и в крови, и в ткани кожи.

5. Эозинофилия, связанная с лечением

К появлению умеренной эозинофилии причастны многие лекарственные препараты, в первую очередь пенициллины, которые вызывают повышение эозинофилов до 10-35%.

Среди других лекарственных средств упоминают цефалоспорины, доксициклин, офлоксацин, амфотерицин В, гентамицин, стрептомицин, рифампицин, дифенин, гидралазин, хлорпромазин, аллопуринол, спиронолактон, варфарин, карбамезепин, метотрексат, каптоприл, эналаприл, ранитидин.

Также эозинофилию могут вызывать вакцина от гепатита А, гемодиализ и умеренные дозы ионизирующей радиации.

6. Наследственные заболевания

Ряд наследственных заболеваний может сопровождаться эозинофилией. К ним относятся семейный гистиоцитоз, врождённый иммунодефицитный синдром, доброкачественная наследственная эозинофилия. Последняя прослеживается у нескольких поколений и наследуется по доминантному типу [5].

Кроме того, некоторые генетические и хромосомные аномалии предрасполагают к появлению злокачественных новообразований, сопровождающихся эозинофилией (например, моносомия по 7 паре).

7. Идиопатическая эозинофилия

Конституционная эозинофилия

Диагноз «конституционной эозинофилии» (стойкая бессимптомная эозинофилия у здоровых людей) может быть поставлен лишь после исключения всех возможных причин и длительного наблюдения в динамике.

Наблюдаемая у недоношенных детей эозинофилия обычно сохраняется до тех пор, пока дети не наберут нормальную массу. Кстати, в настоящее время высокое содержание эозинофилов считают признаком анаболического состояния.

Лёгочная эозинофилия

Это целая группа заболеваний, главным признаком которой является мигрирующий лёгочной инфильтрат, протекающий с эозинофилией в периферической крови.

Синдром Лёффлера (простая лёгочная эозинофилия) описан в 1931 году швейцарским врачом W. Loffer (1887-1972). В качестве возможных причин указывают гельминты, ингаляционные аллергены, приём некоторых лекарств.

Синдром Лёффлера — это доброкачественное состояние, которое почти не вызывает жалоб. В некоторых случаях у больных наблюдается лёгкий кашель и субфебрилитет. Во время аускультации лёгких выслушиваются сухие и влажные хрипы.

При рентгенографии выявляются единичные или множественные инфильтраты без чёткой границы, которые держатся от нескольких дней до 4 недель. Появление и развитие инфильтрата сопровождается лейкоцитозом (иногда до 20*10 9 /л) и эозинофилией (от 5 до 70%).

В большинстве случаев в лечении нет необходимости, т.к. инфильтраты при синдроме Лёффлера разрешаются спонтанно.

В тропиках известна тропическая эозинофилия , которая сопровождается образованием множественных инфильтратов в лёгких, лейкоцитозом и высокой эозинофилией, часто положительной реакцией Вассермана, астматическими приступами. Рентгенологические проявления схожи с картиной милиарного туберкулёза.

Заболевание носит затяжной характер (инфильтраты могут сохраняться в течение нескольких месяцев), протекает со спонтанными ремиссиями и, по всей видимости, имеет инфекционную природу. Встречается в Индии и Африке (особенно в Юго-Восточной).

Дифференциальный диагноз. Изменения в лёгких, сопровождаемые эозинофилией, возможны также при бронхиальной астме (преходящий инфильтрат), туберкулёзе и при узелковом периартериите.

Туберкулёзный инфильтрат может сопровождаться умеренной эозинофилией, однако в этом случае имеется определённая симптоматика, а инфильтрат не исчезает спонтанно в течение нескольких дней.

Астматический вариант узелкового периартериита описан в M.B. Cohen и соавт. в 1936 г. Заболевание начинается с приступов астмы, сопровождается высокой температурой и эозинофилией крови, затем присоединяются рецидивирующие лёгочные инфильтраты. Инфильтраты держатся длительно и разрешаются только после назначения глюкокортикостероидов. В пользу узелкового периартрита также говорит системность поражения (почки, нервная система, органы брюшной полости) и положительные результаты биопсии мышц и кожных узелков.

Болезнь Лёффлера (эндомиокардиальный фиброз)

Болезнь Лёффлера проявляется рестриктивной кардиомиопатией вследствие эндомикардального фиброза, который ведёт к уменьшению полостей обоих желудочков. Также поражаются эндокард и клапанный аппарат (с формированием с формированием стеноза и/или недостаточности). При биопсии миокарда выявляются эозинофильная инфильтрация, миокардиальный фиброз.

Далее в файле Эозинофилия

• Другие причины повышения эозинофилов в крови .

Аллергология легочная эозинофилия

Эльдар Хусеевич Анаев
Старший научный сотрудник НИИ пульмонологии МЗ РФ, Москва

Эозинофилы – это гранулярные лейкоциты, обнаруживаемые в крови и тканях у здоровых людей в небольших количествах. В норме число эозинофилов в крови меньше 350 клеток/мкл (до 6% всех лейкоцитов). Функции этих клеток еще до конца неизвестны.

В клинической практике встречаются болезни и состояния, при которых содержание эозинофилов в периферической крови и тканях увеличивается (эозинофилия). Повышение числа эозинофилов более 1500 клеток/мкл относят к гиперэозинофилиям.

Эозинофил как отдельный клеточный элемент описан впервые Paul Ehrlich в 1879 г. Именно он применил кислый краситель эозин, названный в честь греческой богини утренней зари, для гистологической окраски крови и тканей. Ehrlich показал, что эозинофилы составляют от 1 до 3% лейкоцитов периферической крови у здоровых индивидуумов.

В течение последующих 40 лет накопилось много информации об эозинофилах: повышение числа клеток было связано с бронхиальной астмой (БА) и гельминтной инвазией. Также число эозинофилов значительно повышалось в тканях животных после анафилактической реакции. Это позволило предположить, что эозинофилы обеспечивают гиперчувствительность при анафилаксии. Эта гипотеза оставалась основным объяснением функции эозинофилов с начала века до 1980-х годов [1]. В 1950!е годы функция эозинофилов была настолько малоизвестна, что их предположительно относили к предшественникам эритроцитов [2].

При светооптическом исследовании диаметр эозинофилов составляет 12–17 мкм; они обычно несколько крупнее, чем нейтрофилы. В отличие от зрелых полиморфноядерных лейкоцитов (ПМЯЛ), ядра которых имеют около четырех долек, ядра эозинофилов, как правило, состоят из двух долек, связанных между собой нитью. Основным своеобразием их цитоплазмы является наличие двух типов специфических гранул (больших и малых), которые имеют красный или оранжевый цвет [3]. Даже в плохо окрашенных мазках их можно отличить от гранул нейтрофилов, так как они более многочисленны и отчетливо крупнее. Большие гранулы содержат основные протеины, которые являются уникальными для эозинофилов.

К ним относятся: большой основной протеин (БОП), эозинофильный катионный протеин (ЭКП), эозинофильная пероксидаза (ЭПО), эозинофильный нейротоксин (ЭН), ранее называемый эозинофильным протеином Х, и гомолог БОП [1]. Малые гранулы содержат ферменты арилсульфатазу В и кислую фосфатазу, также обнаруживаемые в азурофильных гранулах нейтрофилов [4]. Лизофосфолипаза В (кристаллы Шарко–Лейдена) – фермент мембран эозинофилов – не играет важной роли в патогенезе болезней и не имеет диагностической ценности.

В активированных эозинофилах число гранул значительно уменьшается и клетки часто вакуолизируются, становясь менее плотными, чем неактивированные эозинофилы [5].

Функции эозинофилов точно неизвестны. Они обладают многими функциями других циркулирующих фагоцитов, таких как ПМЯЛ и моноциты. Хотя эозинофилы способны к фагоцитозу, они уничтожают находящиеся внутри них бактерии менее эффективно, чем нейтрофилы.

Прямых доказательств того, что эозинофилы убивают паразитов in vivo, нет, но они токсичны для гельминтов in vitro, и гельминтозы часто сопровождаются эозинофилией [1]. Эозинофилы могут модулировать реакции гиперчувствительности немедленного типа, инактивируя медиаторы, высвобождаемые тучными клетками (гистамин, лейкотриены, лизофосфолипиды и гепарин).

БОП и ЭКП токсичны для некоторых паразитов и клеток млекопитающих. ЭН способен серьезно повреждать миелиновые нервные волокна. БОП и ЭКП связывают гепарин и нейтрализуют его противосвертывающую активность. ЭПО в присутствии перекиси водорода и галогенов генерирует окислительные радикалы [6]. Длительная эозинофилия иногда приводит к повреждению тканей, механизмы которого пока не ясны. Степень повреждения связана с эозинофильной инфильтрацией тканей, продолжительностью эозинофилии и степенью активации эозинофилов [7]. Наибольшее повреждающее действие эозинофилов обнаружено при состояниях, подобных болезни Леффлера (эозинофильный фибропластический эндокардит) и идиопатическому гиперэозинофильному синдрому [2].

Эозинофилы – это неделящиеся гранулоциты, которые, как и другие ПМЯЛ, непрерывно образуются в костном мозге из единой стволовой клетки. Эозинофилопоэз и дифференцировку эозинофилов из клеток-предшественников регулируют Т-лимфоциты путем секреции колониестимулирующего фактора гранулоцитов и макрофагов (ГМ!КСФ), интерлейкина-3 (ИЛ-3) и ИЛ!5 [8, 9]. Кроме того, ИЛ-5 и ГМ!КСФ активируют эозинофилы, индуцируя переход клеток из нормальной плотности в низкую (меньше 1,085) [10].

Продолжительность жизни эозинофилов составляет 10–12 дней. Покинув костный мозг, где они образуются и созревают в течение 3–4 дней, эозинофилы несколько часов циркулируют в крови (период их полужизни составляет 6–12 ч). Затем, подобно нейтрофилам, они покидают кровяное русло и уходят в периваскулярные ткани, главным образом в легкие, желудочно-кишечный тракт и кожу, где остаются в течение 10–14 дней. На каждый эозинофил периферической крови приходится примерно 200–300 эозинофилов в костном мозге и 100–200 в других тканях [11].

Эозинофилы в нормальном мазке крови составляют от 1 до 5% лейкоцитов. В абсолютных числах за норму принято 120–350 эозинофилов в 1 мкл (120–350 . 106/л) периферической крови. Уровень от 500 до 1500 эозинофилов/мкл рассматривается как легкая эозинофилия, а свыше 1500 клеток/мкл – как гиперэозинофилия: умеренная (1500–5000 клеток/мкл) и выраженная (более 5000 клеток/мкл).

Абсолютное число эозинофилов в периферической крови у здоровых людей варьирует. Суточные колебания числа эозинофилов находятся в обратной зависимости от уровня кортизола в плазме, причем максимум приходится на ночные часы, а минимум – на утренние [12].

Эозинофилия более 5000 клеток/мкл встречается редко. У некоторых пациентов с лейкоцитозом выше 100000 клеток/мкл 75% клеток могут быть эозинофилами. Число гиперэозинофильных состояний ограничено. К ним относятся: паразитарные инвазии, новообразования (острый миелолейкоз, острый лимфобластный лейкоз, эозинофильная лейкемия), реакция на токсины (синдром токсического масла), синдром эозинофилии–миалгии (прием L-триптофана), идиопатический гиперэозинофильный синдром (ИГЭС), узелковый периартериит.

Причин умеренной эозинофилии известно много. Повышенное количество эозинофилов в периферической крови дерматологи часто обнаруживают у пациентов с кожной сыпью, а пульмонологи – в связи с легочными инфильтратами и аллергическими реакциями. Наиболее частой причиной эозинофилии у детей являются паразитарные инвазии, а у взрослых – реакция на лекарственный препарат [13]. Важнейшие причины эозинофилии представлены в табл. 1.

Таблица 1. Основные причины эозинофилии

Наиболее частая причина эозинофилии – аллергические заболевания, в первую очередь болезни дыхательных путей и кожи. БА – хроническое воспалительное заболевание, характеризующееся эозинофилией периферической крови, ткани бронхов и мокроты [14, 15]. Содержание эозинофилов в крови у больных БА варьирует и редко превышает 500–1000 клеток/мкл.

Сравнение различных форм БА показывает, что количество эозинофилов при атопической форме выше, чем при неатопической, и еще выше у больных с аспириновой БА [16]. У пациентов без симптомов, особенно получающих базисное лечение глюкокортикостероидами (ГКС), количество эозинофилов часто нормальное [17].

У пациентов с тяжелым обострением БА отмечалась эозинопения, связанная с миграцией эозинофилов в респираторный тракт, что сопряжено с ухудшением функции легких и параллельным повышением концентрации ЭКП в сыворотке [18]. Исследования биоптатов, взятых из бронхов больных БА во время приступа или вскоре после него, также показали значительную эозинофилию [4].

Эозинофилию способна вызвать почти любая паразитарная инвазия тканей, исключение обычно составляют протозойные и неинвазивные метазойные возбудители [19]. Наиболее частая причина гиперэозинофилии – токсокароз, вызываемый инвазией личинок нематод Toxocara canis и T. cati, являющихся обычными кишечными паразитами собак и кошек, во внутренние органы человека с последующей длительной их миграцией по организму. Типичными симптомами являются лихорадка, кашель, хрипы в легких (пневмонит), гепатоспленомегалия, генерализованная лимфаденопатия, кожная сыпь и (редко) псевдоопухоль глаза.

Лабораторные признаки болезни: анемия, лейкоцитоз более 100000 клеток/мкл, 80–90% из которых составляют эозинофилы, гиперглобулинемия и гипоальбуминемия [20]. Прогноз благоприятный, выздоровление происходит самопроизвольно через 6–18 мес. Лечение проводят тиабендазолом и диэтилкарбамазином при наличии миокардита. Высокая эозинофилия периферической крови, часто с легочными инфильтратами, встречается и при стронгилоидозе, аскаридозе, трихинеллезе, описторхозе и шистосомозе [21].

Редкой причиной гиперэозинофилии (чаще у детей) может быть эозинофильная лейкемия. Она проявляется симптомами острого миелолейкоза; характерная особенность – быстрое развитие сердечной недостаточности вследствие поражения эндокарда и клапанов сердца. Лечение включает гидроксимочевину и винкристин. При поражении клапанов сердца показано хирургическое лечение [2]. У четверти больных с лимфогранулематозом обнаруживается гиперэозинофилия, которая, возможно, связана с увеличением уровня ИЛ-5; у большинства больных повышен и уровень IgE [22].

Идиопатический гиперэозинофильный синдром

ИГЭС – редкое состояние неизвестной этиологии, впервые описанное в 1968 г. Для этого синдрома характерны три особенности: сохраняющаяся не менее 6 мес гиперэозинофилия периферической крови (более 1500 клеток/мкл), отсутствие других причин эозинофилии, изменения органов или их функций, которые прямо связаны с эозинофилией или не находят другого объяснения [2]. Преимущественно болеют мужчины старше 30 лет. Эозинофилия в редких случаях может достигать 50000 клеток/мкл.

Характерны поражение кожи (сыпь), головного мозга (судороги), сердца (эндокардитический фиброэластоз) и печени (гепатит). При отсутствии лечения возможно развитие рестриктивной сердечной недостаточности. Лечение ГКС, винкристином, гидроксимочевиной и .!интерфероном может замедлить прогрессирование болезни [21].

Это заболевание характеризуется сегментарным воспалением и некрозом средних артерий мышечного типа. Чаще заболевают мужчины среднего возраста. В начале заболевания наиболее обычны лихорадка, боль в животе, симптомы множественного мононеврита, кожная сыпь, слабость, похудание, артралгии и почечная недостаточность. В анализе крови – лейкоцитоз до 20000–40000 клеток/мкл, повышение иммуноглобулинов в сыворотке, часто протеинурия и гематурия. Хотя лейкоцитоз обычно бывает нейтрофильным, у части больных более 50% лейкоцитов составляют зрелые эозинофилы. Диагноз ставится только при выявлении признаков некротизирующего васкулита в биоптате тканей из типичных зон повреждения в период острого воспаления. Лечение ГКС и иммунодепрессантами предотвращает прогрессирование болезни и может вызвать ремиссию [2].

В течение последних 20 лет произошли две большие эпидемии. В 1981 г. в Испании была зарегистрирована вспышка так называемого синдрома токсического масла. Источником эпидемии явилось употребление в пищу предназначенного для промышленных целей рапсового масла, которое было маркировано как оливковое [23]. Заболело около 20 тыс. человек, смертность составила более 1,5%. На ранней стадии заболевание проявлялось лихорадкой, кашлем, кожной сыпью, миалгией и эозинофилией до 20000 клеток/мкл; на более поздней стадии – отеками конечностей, склеродермоподобными изменениями кожи, полинейропатией, мышечной слабостью и сгибательными контрактурами [24].

Синдром эозинофилии–миалгии описан впервые в 1989 г. у больных, длительно принимавших в больших дозах L-триптофан в качестве седативного средства [25]. У больных наряду с генерализованной миалгией и эозинофилией более 1000 клеток/мкл отмечалось поражение легких, проявлявшееся непродуктивным кашлем, одышкой и болями в грудной клетке. При рентгенологическом исследовании обнаруживали двухсторонние легочные инфильтраты, иногда плевральный выпот. Лечение ГКС приводило к быстрому купированию клинических проявлений синдрома эозинофилии–миалгии и нормализации уровня эозинофилов [24].

Эозинофильные инфильтраты легких

Эозинофильные инфильтраты легких, или эозинофильные пневмонии, охватывают несколько патологических состояний разной этиологии, для которых характерны эозинофильная инфильтрация легких и, как правило, эозинофилия периферической крови.

Простая легочная эозинофилия впервые описана Леффлером в 1932 г. Причины ее неизвестны. Характерны летучие легочные инфильтраты, сопровождаемые небольшой лихорадкой, минимальными респираторными нарушениями, умеренной эозинофилией периферической крови, а также быстрое спонтанное разрешение [26].

Хроническая эозинофильная пневмония имеет черты системного заболевания, с кашлем, одышкой, лихорадкой, потерей веса, анемией, гепатомегалией и диффузным увеличением лимфатических узлов. Преимущественно болеют женщины старше 30 лет.

Характерны высокая эозинофилия периферической крови, увеличение количества ПМЯЛ, небольшой подъем уровня IgE. На рентгенограммах – одно- и двухсторонние тени, располагающиеся в верхушках легких и по периферии.

При биопсии легких выявляется эозинофилия без сопутствующего артериита. Лечение ГКС дает хорошие результаты, хотя после их отмены инфильтраты снова могут появляться [27].

Аллергический бронхолегочный аспергиллез (АБЛА) является одной из частых причин эозинофильной пневмонии у больных БА. Для уточнения диагноза необходима постановка кожного prick-теста с Aspergillus fumigatus. Количество эозинофилов в крови обычно выше 1000 клеток/мкл; одновременно с появлением преходящих инфильтратов, выявляемых при рентгенографии легких, эозинофилия становится больше 2000 клеток/мкл. Уровень общего IgE и специфичных IgE к A. fumigatus бывает очень высоким. Также для АБЛА характерны своеобразные бронхоэктазы центрального типа. Лечение проводят ГКС и другими противоастматическими препаратами. Успех лечения и благоприятный прогноз оцениваются по непрерывному падению уровня IgE сыворотки [21]. Поражения легких другими грибками (Candida albicans,Curvularia lunata, Dreschlera hawaiiensis) редко сочетаются с эозинофильными легочными инфильтратами [28].

Тропическая легочная эозинофилия вызывается микрофиляриями, которых обычно в крови не находят. Наблюдается персистирующая эозинофилия, которая может достигать 50000 клеток/мкл, с одновременным подъемом уровня IgE и высоким титром антифилярийных антител [29].

Аллергический гранулематоз, или синдром Churg–Strauss, описан в 1951 г. и включает тяжелую БА с гиперэозинофилией, эозинофильными инфильтратами, некротизирующими эозинофильными васкулитами и гранулемами в различных органах [30].

Мужчины и женщины болеют с одинаковой частотой. БА часто предшествует васкулиту. Число эозинофилов в периферической крови увеличено от 1500 до 30000 клеток/мкл (более 10%), часто повышен уровень IgE сыворотки. Лечение проводят высокими дозами ГКС (30–80 мг/сут), при резистентности к которым показано назначение азатиоприна [31, 32].

Прием большого количества препаратов может привести к развитию умеренной эозинофилии. Эозинофильная лекарственная реакция может протекать бессимптомно и быть единственным проявлением гиперчувствительности к препарату или сочетаться с разнообразными синдромами: интерстициальным нефритом, лихорадкой, кожной сыпью, лимфаденопатией, гепатоспленомегалией, артритом, синдромом Стивенса–Джонсона. Основные группы лекарственных препаратов, прием которых может привести к эозинофилии, приведены в табл. 2.

Таблица 2. Лекарственные средства, приводящие к эозинофилии

Наиболее часто ее вызывают антибиотики, противомикробные средства, цитостатики, НПВП и психотропные препараты [21]. Через 7–10 дней после прекращения приема препарата число эозинофилов нормализуется [2]. Итак, клинические, диагностические, лечебные и прогностические признаки различных легочных эозинофилий существенно различаются. Для окончательного понимания этих расстройств необходимо проведение дальнейших исследований.

Добавить комментарий